ПЕРЕУЛКИ
«Поперечные улки». Так называли в старину узкие короткие улочки, связывающие продольные. В новых микрорайонах вы не встретите переулков. Но в старой черте города их еще немало,

ВАТМАНСКИЙ. Вместо всем понятного слова «вагоновожатый» в дореволюционной России бытовало другое, пришедшее из-за рубежа слово — «ватман» (ватт — единица электрической мощности, манн — человек). Ему и обязан своим наименованием переулок у городского трамвайного депо — Ватманский. Мы не вспомнили бы этого названия, если б за ним не скрывалась интересная глава из прошлого городского транспорта старой Одессы.

Пуску трамвая здесь предшествовала тридцатилетняя — смешная и печальная—история развития городского транспорта.

...К 80-м годам прошлого века значительно разрослась территория города, а его население достигло почти четверти миллиона жителей. Но основными средствами сообщения по-прежнему являлись дрожки и линейки, они не могли обеспечить перевозку возросшего числа пассажиров. Тогда предприимчивые бельгийские дельцы предложили построить конно-железную дорогу. Дума согласилась с их предложением.

Так в Одессе появилась конка. Ее сеть постепенно расширялась. На отдельных линиях (Куликово поле — Херсонский спуск, Куликово поле - Большой Фонтан и других) вместо конной тяги стали применять «паровички». Это бы ли небольшие паровозики с неуклюжей, непомерно широкой вверху трубой, за что их в Одессе называли «Ванька головатый». В качестве топлива применялись специальные брикеты из угольной пыли. Длинный шлейф черного, густого дыма тянулся за «Ванькой головатым», сажа садилась на одежду и лица пассажиров и прохожих.

Кстати, как память об этих паровиках и поныне остались на Большефонтанской и Черноморской дорогах названия остановок — «станции».

«Царем и богом» городского транспорта являлся уже известный нам Камбье — директор Одесского агентства бельгийской компании.

Пленительная конка Камбье миллионы все несла,

Ему одесская сторонка Второю родиной была,—

так характеризовала его печать города.

Кучера и кондуктора конки подвергались жесточайшей эксплуатации. Им приходилось работать от зари до зари за мизерную плату. Это был поистине рабский труд, недаром кучеров и кондукторов называли «белыми неграми».

Жестоко подавлялись протесты рабочих конки против непосильного труда. Во время забастовки 15 июля 1903 года, когда администрация с помощью казаков пыталась пустить поезд на Б. Фонтан, забастовщики легли на рельсы и остановили «паровик».

Лишь в 1910 году в Одессе появился трамвай. Живописную картинку торжественного открытия трамвайного движения оставили писатели — очевидцы этого события. Вот как описывал его Юрий Олеша: «Трамвай показался на мосту (Строгоновском,— Авт.), желтокрасный, со стеклянным тамбуром впереди. Под наши крики он прошел мимо нас с тамбуром, наполненным людьми, среди которых был какой-то высокопоставленный священник, кропивший перед собою водой. Там же градоначальник Толмачев в очках и с рыжеватыми усами. За управлением стоял господин в котелке, и все произносили его имя:— Легоде.

Это был директор бельгийской компании».

Надо ли доказывать, что хоть на смену лошади и пришел электромотор, а кучера заменил ватман, водителям и кондукторам трамвая от этого не стало легче. В погоне за миллионными прибылями их по-прежнему нещадно эксплуатировали бельгийские концессионеры.

...После Октябрьской революции хозяином городского транспорта стал народ.

Каков же он сегодня, городской транспорт Одессы?

Ныне в городе-герое насчитывается 211 километров трамвайных, 119 километров троллейбусных путей. Город имеет 23 трамвайных, 12 троллейбусных и 43 автобусных маршрута. Городской парк располагает 477 трамваями, 253 троллейбусами и 350 автобусами.

Главнейшей задачей работников городского транспорта является улучшение и ускорение транспортных связей между отдельными районами города. Так, длительность проезда от самой отдаленной части Одессы ныне не превышает получаса. Ярким проявлением заботы о нуждах трудящихся является, к примеру, удлинение трамвайных маршрутов № 10 и № 13, связавших одесские Черемушки и поселок Таирова с городским центром.

В нынешнем году в городе начнут действовать новые виды транспорта: между Одессой и Ильичевском будут курсировать дизель-поезда, а электрички соединят Одессу с поселком Котовского

Задаче улучшения внутригородских транспортных связей послужит, в частности, и проводимая ныне реконструкция улицы Фрунзе. По ней пройдет кратчайший путь из одесских Черемушек в промышленные районы Ильичевский и Ленинский. Ширина проезжей части обновленной улицы Фрунзе составит 55 метров и, помимо трамвайного маршрута, обеспечит двустороннее движение автомашин в три ряда по каждой ее стороне.
ГАЗОВЫЙ. В начале 1873 года тишину ночи нарушил грохот мчавшихся по новым мостовым пожарных обозов, звон колоколов, крики «Пожар!»

Огромное зарево стояло над приморской частью города. Горел театр. Спасти его не удалось. Как выяснилось, «виновником» пожара был газ, освещавший часы над входом в здание.

...Сегодня газ во всем мире — поставщик тепла и сырье для химии. А было время, когда он использовался только для освещения. Первые газовые фонари в Одессе применили в 1865 году.

С 1795 по 1824 год освещался лишь центр города, да и то фонарями с плошками (т. е. специальными черепками с горящим салом). О масштабах освещения можно судить по следующему примеру: на Успенской улице—ее протяженность 1900 метров — горело всего 4 фонаря.

После 1824 года сало заменили очищенным конопляным маслом. Усовершенствовали и фонари — их снабдили рефлекторами. В 1841 году на всю Одессу приходилось 658 фонарей.

В 1864 году на Пересыпи был построен газовый завод. Его владелец немецкий инженер Ридингер получил монопольное право на освещение города светильным газом в течение 39 лет. За 30 лет Ридингер установил всего 1500 газовых рожков.

В 1887 году на месте сгоревшего городского театра было закончено строительство нынешнего здания Академического театра оперы и балета. 1 октября состоялось его торжественное открытие. Оно было ознаменовано еще одним важным событием: театральная люстра, многочисленные лампионы и бра заискрились, словно алмазы.

Это были знаменитые свечи Яблочкова.

Однако еще долго после этого город в основном освещался газом, в чем большую роль играл Ридингер — его монополия заканчивалась только в 1903 году.

В годы Советской власти бывший газовый завод Ридингера реконструировали. Он начал давать газ на бытовые нужды. Именно в это время (30-е годы) Литейный переулок был назван Газовым.

25 марта 1964 года были погашены топки в котлах завода. В Одессу пришел шебелинский газ. Дешевое высококалорийное топливо вытесняет уголь и мазут, обеспечивает огромную экономию средств и более чистый воздух.

Ныне в Одессе газифицировано 120 000 квартир. К концу пятилетки их число достигнет 170 000. Одесса к этому времени будет получать один миллиард триста миллионов кубометров природного газа.

Предстоят большие работы и по освещению города. К началу 1971 года в Одессе насчитывалась 21 276 световых точек. К 1975 году вся электросеть наружного освещения будет значительно расширена и реконструирована. Одесса является опытной базой Академии коммунального хозяйства по внедрению в наружное освещение люминисцентного света. Одновременно ширится применение высокоэкономичных ртутных светильников. Управление наружным освещением города автоматизировано.

КРАСНЫЙ. На первый взгляд может показаться, что переулок так назван в наше время. Но на самом деле это его первоначальное наименование, существующее более полутора веков. Как известно, слово «красный» определяет не только цвет. В старину, например, «красным товаром» называли мануфактуру, ткани.

Мы уже говорили о том, что в первые годы существования Одессы стали возникать различные торговые и ремесленные ряды. Один из них получил название Красного ряда. Здесь поселились торговцы мануфактурой, сосредоточились склады тканей, открылись лавки. В них продавали русский лен и ситец, турецкие и лионские шелка, английскую шерсть, персидские и кашмирские шали, парчу и другие ткани. Торговля шла бойко, оптом и в розницу, тюками и аршинами.
Так появился в Одессе Красный переулок. Его исторической достопримечательностью является дом № 18, в котором собирались с 1814 года члены «Филики Этерия» («Союз друзей»). Это было тайное общество, готовившее восстание в Греции против турецкого ига.

Дом № 18, как и № 24, старейший в Одессе. Они характерны своими миниатюрными двориками площадью 10 — 12 квадратных метров. Интересны также дома № 6 и № 8, построенные под влиянием архитектуры Крыма, с деревянными балконами-лоджиями во всю длину здания.

В наше время с именем переулка произошла метаморфоза. О старом значении этого названия никто и не думает, когда произносит слово «Красный».

ЧАЙКОВСКОГО. Уже первая, мимолетная встреча с Одессой произвела на Чайковского большое впечатление. С палубы парохода он долго любовался панорамой города. В этот день,  11 июля 1887 года, в дневнике композитора появилась запись: «В 6 часов стали подходить к Одессе. Очень красивый город».

Остановился Петр Ильич Чайковский в гостинице «Северной». Ему нездоровилось. «Потом, когда погулял по чудесному городу, прошло».

Вечер композитор провел в Городском саду, где, как писал Петр Ильич друзьям, «оркестр выступал с хорошей программой и исполнением».

Город у моря, «маленький Петербург», давно привлекал к себе великого композитора. Здесь впервые на Украине были поставлены его оперы «Мазепа» и «Опричник», с успехом шла опера «Евгений Онегин». Но, к сожалению, тогда, в июле 1887 года, не было возможности познакомиться с музыкальной жизнью Одессы: Чайковский спешил на лечение в Тбилиси.

Только через шесть лет композитору удалось вновь посетить наш город.

12 января 1893 года перрон железнодорожного вокзала заполнили сотни людей. Среди встречающих были артисты оперного театра, выдающийся украинский композитор Н. В. Лысенко со своей хоровой капеллой, великая артистка М. К. Заньковецкая. Одесситы торжественно встретили Чайковского, проводили его до Театрального переулка, где находилась гостиница.

Две недели пробыл Петр Ильич в Одессе. Это были дни напряженного труда: репетиций, концертов, встреч с музыкантами, композиторами, прослушивания солистов «Никогда мне не приходилось так утомляться, как в Одессе»,— писал Чайковский брату.

Подарком одесситов гостю явилась постановка «Пиковой дамы». Зрители восторженно аплодировали творцу оперы. П. И. Чайковский собирался еще раз приехать в Одессу. Неожиданная смерть от холеры помешала осуществить это желание.
http://uploads.ru/t/W/Q/a/WQaXZ.png
В этом доме жил П. И. Чайковским.
Пребывание великого композитора оставило глубокий след в жизни музыкальной Одессы.

В наше время расположенный возле театра переулок, в котором жил Петр Ильич, назван его именем. Все здесь напоминает о великом композиторе: чугунная лестница -по ней он поднимался к театру; огромный платан — мимо него он проходил в город.

А из окон Театра оперы и балета доносятся звуки музыки. Идут репетиции, звучат бессмертные произведения Чайковского.

МАЯКОВСКОГО. Он любил Украину и до конца своих дней был ее преданным другом. Ему здесь нравилось все: и природа, и талантливый, трудолюбивый и веселый народ, и язык («эта мова величава и проста»).

Со многими городами Украины Маяковский поддерживал самую тесную связь. А в Одессу он приезжал четыре раза.

Январь 1914 года выдался в Одессе как никогда теплым. Поэтому никого не удивило появление на улицах молодых людей, одетых налегке. Но слишком уж странен был их наряд.

Особенно выделялся красивый черноволосый парень саженного роста в яркожелтой кофте.

Это был Владимир Маяковский, приехавший в Одессу со своими друзьями —футуристами В. Каменским и Д. Бурлюком.

Вскоре у входа в Русский театр появилось необычное объявление: «Здесь обилечиваются на футуристов».

Первое их выступление состоялось 16 января. «Уже давно вестибюль Русского театра не видел такого оживления, которое там царило. Здесь можно встретить представителей всех слоев общества: здесь и приказчики, и чиновники, особенно мелькают студенческие фуражки».

19 января состоялось второе выступление Маяковского. Он громил поэтов-декадентов, и в особенности Бальмонта. В зале раздались возмущенные свистки.

Маяковский сделал паузу и, когда зал затих, вдруг во весь голос сказал:

— Если вы воображаете, что вы соловьи, то чирикайте Бальмонту. Я же больше люблю свистки фабрик и пароходов.

В ответ на эту реплику галерка, где сидели студенты и рабочие, разразилась бурными аплодисментами.

С первым приездом Маяковского в Одессу связано рождение поэмы «Облако в штанах». Вот как возник замысел этого произведения.

В Одессе поэт познакомился с обаятельной и умной девушкой — Марией Александровной Денисовой. Это была первая юношеская любовь Маяковского и... первая горечь неразделенного чувства.

«Тяжело и молча переживал трагедию несчастной любви Маяковский»,— вспоминал поэт В. Каменский.

Через неделю после отъезда из Одессы в вагоне поезда Маяковский прочел своим друзьям первые строки будущей поэмы «Облако в штанах».
Это было.

Было в Одессе.

«Приду в четыре», — сказала Мария.

Восемь.

Девять.

Десять.

Вторично Владимир Владимирович приехал в Одессу через 10 лет, уже в советское время. Радостно встретили одесситы известного поэта. Он пробыл в городе с 20 по 24 февраля, встречался здесь с тысячами людей. Когда раздавался его звучный выразительный голос, зал замирал. Недаром одесская печать писала о том, что Маяковский-чтец достоин Маяковского-поета.

«Равнодушных ее бывало на вечерах поэта,— вспоминает один из старейших журналистов, доктор филологических наук А, Недзведский,— аудитория всегда резко раскалывалась на два лагеря: принимающих и не принимающих поэта».

В третий раз Маяковский приехал в гости к одесситам 23 июня 1926 года. Он был полон впечатлений от недавней поездки по Америке и привез правдивый рассказ о буржуазной демократии — цикл стихов «Мое открытие Америки». Голос поэта гремел со сцены Летнего театра (в Городском саду):

Ты балда, Колумб,—

скажу по чести.

Что касается меня, то я бы

лично,

Я б Америку закрыл,

слегка почистил,

а потом

опять открыл —

вторично.

В четвертый, и последний, раз Одесса встретилась с поэтом в марте 1928 года, вскоре после XV съезда партии. Страна находилась на пороге первой пятилетки. И поэтому слушатели особенно горячо принимали отрывки из новой поэмы «Хорошо»: «Я планов наших люблю громадье, размаха шаги саженьи...»

Память о пребывании Маяковского в Одессе запечатлена в названии переулка.

В общем архитектурном облике этого старинного переулка несколько необычно выглядит жилой дом № 9, построенный в самом начале первой пятилетки в стиле конструктивизма. В соседнем доме расположился филологический факультет Одесского университета.

Из памятных мест переулка Маяковского отметим два.

Дом № 4. В нем с декабря 1920 по май 1921 года жил прославленный советский полководец Василий Константинович Блюхер — командир легендарной 51-й Перекопской дивизии, начальник гарнизона города и войск Одесской губернии.

Дом № 6. Здесь многие годы занимал квартиру талантливый сын чешского народа, дирижер И. В. Прибик. С 1890 по 1937 годы он дирижировал оркестром Одесского оперного театра. О нем восторженно отзывались композиторы, певцы и музыканты. Вот что, например, писал о Прибике великий Чайковский: «и певцы, и хор, и оркестр играют спокойно и уверенно... если капельмейстер такой славный и умный, как Прибик...»

ЖУКОВА. В рассказе о Водопроводной улице мы уже упоминали о прошлом этого небольшого переулка, который берет свое начало от Дерибасовской. Он назывался Колодезным.

Здесь жил герой обороны Одессы 1941 года вице-адмирал Гавриил Васильевич Жуков. Большой боевой путь прошел он от конного разведчика, матроса Волжской флотилии в годы гражданской войны до командующего оборонительным районом в дни героической обороны Одессы.

В первых числах августа 1941 года гитлеровские полчища приблизились к Одессе. Фашистские генералы и мысли не допускали о том, что им предстоит надолго задержаться под городом, не имеющим природных защитных рубежей. Город лежал на огромной равнине, по которой не удержимо двигались вражеские танки и пехота. И казалось, что этот мощный натиск ничто не остановит.

Однако Одесса опрокинула расчеты гитлеровских стратегов. В ходе войны она стала первым городом, где враг был надолго остановлен и понес огромные потери.

Мы привыкли читать о различных битвах у стен городов, о штурмах мощных бастионов. Живой стеной стали на защиту Одессы воины Приморской армии, моряки-чер-номорцы, тысячи и тысячи одесских коммунистов и комсомольцев, народные ополченцы. Одесская партийная организация возглавила и повела за собой трудящихся в бой с врагом на защиту города, на защиту родной земли.

19 августа 1941 года по приказу Ставки Верховного Главнокомандования был создан Одесский оборонительный район, которым командовал контр-адмирал Г. В. Жуков.

Приземистый, плечистый, со строгой складкой между бровями — таким видела Жукова Одесса в памятном 41-м. Преисполненный уверенности в победе и сумевший заразить этим чувством всех подчиненных, он был поистине неутомим. Фронт проходил вокруг, фронт был рядом, и командующий всегда был на передовой. Его радостно встречали в Чебанке и Дофиновке морские пехотинцы Осипова, на Тираспольской дороге воины 25-й Чапаевской дивизии, тысячи одесских женщин и подростков, сооружавших в центре города баррикады и на подступах к нему оборонительные рубежи.

Он успевал побывать на заводах и фабриках, где ковалось оружие, изготовлялись боеприпасы, строились бронепоезда и знаменитые одесские танки «НИ» (на испуг), как шутливо окрестили одесситы тракторы, обшитые броней.

Даже в самые тяжелые дни обороны кипучей и полнокровной оставалась жизнь города-фронта.Об этом можно судить хотя бы по объявлениям в газете «Чорноморська комуна» за 9 октября 1941 года.

«Сегодня в кинотеатрах:

Им, 20-летия РККА — «Белеет парус одинокий».

Им. Горького — «Возвращение».

«Серп и Молот» — «Депутат Балтики».

Им. Короленко —«Заключенные».

Им. 20-летия ВЛКСМ —«Фронтовые подруги».

«Магазины Одесского горпромторга торгуют ежедневно без выходных дней с 9 часов утра до 5 часов вечера. В наличии большой ассортимент готовой одежды, галантерейных товаров, парфюмерии, посуды, культтоваров, мебели и др.».

73 дня героически под командованием Жукова оборонялась Одесса. Войска не только отражали яростные атаки во много раз превосходившего в технике и живой силе врага, но и переходили в контрнаступление. Защитники города были полны решимости продолжать борьбу. Однако резко ухудшилось положение советских войск в Крыму. Ставка Верховного Главнокомандования приказала: «Храбро и честно выполнившим свою задачу бойцам и командирам Одесского оборонительного района в кратчайший срок эвакуировать войска Одесского района на Крымский полуостров».

Командующий оборонительным районом блестяще выполнил приказ Ставки. Эвакуация войск из Одессы в Крым вошла в историю войн, как классический образец. Она прошла без каких-либо потерь и была обнаружена врагом только после завершения операции.

Интересный факт о Жукове тех дней рассказал член Военного Совета оборонительного района, вице-адмирал И. И. Азаров. За несколько часов до оставления Одессы он вместе с Жуковым заехал к нему на квартиру и предложил отправить в Севастополь часть личных вещей.

«Он посмотрел на меня удивленно, — вспоминает Азаров.— Распорядись —что нужно, погрузят. Время еще есть,— сказал я серьезно, зная, как дороги бывают иные вещи, особенно те, к которым привык за долгие годы.

— Город оставляю... Целый город... А ты о вещах!»

В этом ответе весь Жуков — коммунист и патриот.

«Волнующим примером беззаветной любви к Родине и к родному городу, изумительным по силе проявлением массового бесстрашия и коллективного героизма» называла «Правда» в передовой статье 11 сентября 1941 года оборону Одессы.

Героическая эпопея обороны Одессы вошла яркой страницей в историю Великой Отечественной войны. В ее летопись рядом с именами выдающихся советских военачальников вписано и имя Г. В. Жукова.

Огромной зеленой дугой, протянувшейся на 60 километров от Аджалыкского до Сухого лимана, окаймляет город-герой пояс Славы. Шумят листвой молодые платаны и дубы, акации и каштаны, тополи и орехи.

Это живой памятник доблестным защитникам черноморской твердыни.

ФИЛАТОВА. Этот небольшой переулок, ведущий от Пролетарского бульвара к морю, возник сравнительно недавно, а его название определила близость к институту имени В. П. Филатова.

Имя Владимира Петровича Филатова — основателя Одесского института офтальмологии и тканевой терапии — известно всему миру. Его с благоговением произносят тысячи прозревших людей. Ему отдают дань уважения крупнейшие зарубежные ученые.

Более полувека Филатов жил и творил в Одессе во славу Отчизны и родного города.

Одесса, Пролетарский бульвар, 51, Институт имени В. П. Филатова. Пожалуй, нет такого уголка на земном шаре, откуда бы не поступали в адрес института письма. В них — идущие от души слова благодарности за исцеление, просьбы врачей дать консультацию, запросы больных о возможности пройти курс лечения.

Большую многогранную жизнь прожил Владимир Петрович Филатов. В 1903 году 28-летнего врача-офтальмолога пригласили на работу в клинику Новороссийского (ныне Одесского) университета. Первым крупнейшим открытием, сделанным В. П. Филатовым, был метод пластики на круглом стебле.

«Мне предстояло, —писал впоследствии ученый, —еще в начале 1914 года сделать пластическую операцию на лице молодого красивого пациента, у которого угол рта был оттянут в сторону безобразными рубцами (после ожога)... При пальпации (метод исследования больного путем ощупывания пальцами,— Авт.) в целях ориентировки в возможности взять ленту с шеи, я взял кожу в складку и в тот момент идея круглого стебля в совершенно отчетливом виде возникла у меня в форме яркой догадки».

Так родился новый метод восстановительной пластической хирургии, завоевавший всемирное признание. Сущность этого метода, который ученые называют русским, в том, что при пластической операции создается «стебель» из кожи, питающий кожный лоскут, пересаженный на поврежденную часть тела.

А вскоре, уже в советское время, В. П. Филатов осуществил идею пересадки роговицы, которую вынашивал еще со студенческих лет. Миллионы людей на земном шаре страдают слепотой, вызванной бельмом — пятном на глазу, возникающим из-за помутнения роговицы. При полном бельме человек слепнет. Единственным путем для восстановления зрения является замена мутного бельма прозрачной роговицей, взятой из глаза другого человека.

Пересадкой роговицы занимались и до Филатова, но пересаженная роговица приживалась в единичных случаях. Нелегко дался успех и В. П. Филатову.

Он первым начал пересаживать роговицу, взятую из глаза умершего человека. Таким образом, пересадка ее стала массовым способом борьбы с бельмом. Именно к этому и стремился Филатов. Его не удовлетворяло приобретение личной, «индивидуальной технической ловкости». Он хотел сделать операцию доступной широким массам окулистов. Это благородное стремление осуществилось. Только в Одесском институте произведены тысячи таких операций, а по стране — десятки тысяч.

Самым крупным достижением ученого является разработанный им новый метод лечения — тканевая терапия. Он заключается в том, что куски ткани, отделенные от человеческого тела, а также листья растений, особенно алоэ (столетника), сохраненные в условиях, неблагоприятных для их существования (ткани на холоде, листья в темной те), но не убивающих их, подвергаются биохимической перестройке. Она сопровождается накоплением в этих тканях особых веществ, обладающих лечебными свойствами.

В.П. Филатов назвал их «биогенными стимуляторами».Тканевая терапия эффективно помогает в борьбе с разными болезнями глаз, в борьбе с кожными, внутренними, нервными, детскими и другими заболеваниями.

По решению Советского правительства в 1936 году я Одессе был создан Научно-исследовательский эксперимент тальный институт глазных болезней и тканевой терапи имени академика В. П. Филатова. Ученый был бессменным руководителем этого института до последнего дня своей жизни (умер 30 октября 1956 года).

Он воспитал большую плеяду врачей, успешно продолжающих начатое им дело.

Бережно хранит народ память о великом ученом-человеколюбе. Его рабочий кабинет в институте превращен в музей. Здесь все выглядит так, как было при жизни Владимира Петровича.

На отдельном столике лежит «Книга отзывов». Из множества записей в ней приведем одну:

«Вы открыли глаза слепых людей — окошко человеческой: души, чтобы они видели свет. Вы открыли также глаза сотен миллионов людей, чтобы они видели мощь социализма, видели быстрый подъем науки при социалистическом строе...»

ДОВЖЕНКО. Под прямым углом к Пролетарскому бульвару подходит переулок Довженко — один из уголков курортной Одессы. Невдалеке—красивая входная арка Одесской киностудии. Слева от арки мраморная доска с бронзовым барельефом Александра Довженко.

«В 1926 году, летом, в июне месяце, после бессонной ночи, продумав все, что я сделал в жизни, я взял чемодан и поехал в Одессу, чтобы никогда не возвращаться на свою старую квартиру. Я оставил в этой своей квартире все свои полотна, весь инвентарь. Я стоял на берегу Черного моря неким голым человеком, которому 32 года. Нужно начинать жизнь сначала».

Именно здесь, в Одессе, А. Довженко, художник и литератор, начал новую жизнь. Здесь он нашел себя, стал одним из виднейших деятелей отечественной кинематографии и начал свой путь к мировой славе.

Нелегким и негладким был этот путь. Далеко не блестящим дебютом Довженко в кино явились фильмы «Вася-реформатор» и «Ягодки любви». Но это была проба сил.

Талант и трудолюбие взяли свое уже в очередной работе «Сумка дипкурьера». Фильм с огромным успехом шел на экранах страны и демонстрировался за рубежом.

Затем —«Звенигора» — рассказ о многовековом поиске народного счастья, найденном только в нашей советской стране. Этим фильмом Довженко как бы заложил первый камень в фундамент советского украинского киноискусства.

«Товарищ Довженко, — обращался к нему критик, — мы запишем в историю украинского киноискусства эти несколько слов: первый украинский фильм назывался «Звенигора». Его сделал кинорежиссер Довженко на Одесской кинофабрике к 10-летию Октября».
Последним фильмом, созданным Довженко в Одессе, был «Арсенал». Здесь художник впервые выступил как сценарист и режиссер. В дальнейшем все фильмы он ставил только по своим сценариям.

«Арсенал» рассказывает о восстании рабочих Киевского арсенала в 1918 году. Главный герой фильма — украинский рабочий Тимош — один из первых ярких индивидуализированных образов коммуниста в кино.

Одесса помнит и любит замечательного сына украинского народа Александра Довженко. В 1964 году отмечалось 70-летие со дня его рождения. Именно тогда у входа в киностудию была установлена мемориальная доска, а соседний переулок был назван именем Довженко.

ЩЕПНОЙ. Сегодня старинные русские слова «щепной» и «щепенник» редко применяются в обиходе. Они сохранились как пережиток прошлого, стали своеобразными реликтами. Но и по сей день большим спросом в стране и за рубежом пользуются щепяные товары — резные и токарные изделия из дерева.

До революции подавляющее большинство трудового населения Одессы употребляло деревянные миски, чашки, ложки. Лучшим подарком ребенку в те времена считалась деревянная свистулька, дудочка, хлопушка.

С первых лет существования Одессы здесь получило значительное развитие производство и торговля щепяным товаром. Щепенники-ремесленники и торговцы деревянными изделиями имели свой ряд. Он находился в одном из ремесленно-торговых центров города, между нынешними улицами Советской милиции (б. Дегтярной) и Кирова (б. Базарной). В 1876 году, когда толкучий рынок был перенесен со Старого базара на Прохоровскую площадь, Щепной переулок стал составной частью рынка. А с возникновением Привоза вблизи него появился Ново-Щепной ряд. Ныне его переименовали в Эстонскую улицу, название же Щепного переулка сохранилось до сих пор.

мосты
Одесса не лежит на островах, подобно Ленинграду, ее не пересекает река, как многие другие города страны, но и она имеет немало мостов, составляющих ее архитектурную особенность. Значительная часть из них сооружена над балками.

Одесских экскаваторщиков ничем не удивишь: они уже давно привыкли к тому, что мостовые таят под собой немало сюрпризов. Часто при копке траншей, буквально на глубине двух-трех метров под каменной одеждой улиц обнаруживают остатки старых катакомб или невесть откуда взявшихся построек. А порой в ковше звякнет металл. И сразу же настораживается рабочий: не опасный ли это «гостинец» войны?

Да, экскаваторщики привыкли ко всему. Но, наверное, и они бы поразились, обнаружив под толщей земли... большой целый мост. А такие подземные мосты в Одессе есть. Один из них —на улице Степана Халтурина (бывшей Гаванной).

История его такова.

Когда-то на месте нынешней улицы Степана Халтурина и спуска Жанны Лябурб проходила Военная балка. Она начиналась от Греческой площади (ныне площадь Мира), пересекала Дерибасовскую и, отделяя Городской сад от улицы Ланжероновской (ныне Ласточкина), впадала в так называемую Военную гавань.

В начале XIX века над балкой построили мосты: один — на Дерибасовской и другой (тот, с которого мы начали рассказ)—между Городским садом и Ланжероновской. Эти мосты просуществовали сравнительно недолго. Вскоре балку — в верховьях она была неглубокой — решили укоротить. При этом мост на Дерибасовской разобрали, а на Ланжероновской просто засыпали. Так по сей день и лежит он под мостовой на углу улиц Халтурина и Ласточкина.

Была благоустроена под проезд и нижняя часть балки. В результате этих работ на месте Военной балки появились Гаванная улица и Военный спуск, над которым под руководством военного инженера А. И. Казаринова построили каменный трехарочный мост (1831 — 1836 гг.).

Рядом с мостом, на улице Надеждинской (ныне Гоголя), стоял дом генерала И. В. Сабанеева, участника Отечественной войны 1812 года. Современники вспоминали о генерале как о широко образованном человеке, остроумном собеседнике и страстном библиографе. Кстати, он был одним из первых вкладчиков Одесской публичной библиотеки. Дом Сабанеевых посещал и А. С. Пушкин.

Новый мост стали называть именем Сабанеева. Так же назвали образовавшийся проезд от улицы Надеждинской к Екатерининской площади (позже проезд переименовали в улицу Менделеева).

Так была «укрощена» Военная балка. Значительно сложнее обстояло дело с балкой, названной за близость к портовому карантину Карантинной. Она также проходила по центральной части города, но была шире, глубже, длиннее, чем Военная, и пересекала больше улиц.

Со временем балку замостили и превратили в два спуска к порту (ныне они носят имена Вакуленчука и Кангу-на). А на улицах, разделенных ею, соорудили мосты. Сначала их построили в верховьях Карантинной балки: три безымянных по улицам Базарной (ныне Кирова), Успенской (ныне Чичерина), Троицкой (ныне Ярославского) и четвертый, носивший имя негоцианта Сикарда, на улице Еврейской (ныне Бебеля).

Все эти четыре моста, подобно упомянутому нами Ланжероновскому, впоследствии очутились под мостовой. В результате часть Карантинной балки была использована для постройки Ремесленной (ныне Осипова) улицы.
http://uploads.ru/t/Q/t/l/Qtl86.png
А этот мост называется Горбатым.
В 1822—1824 годах по проекту архитектора Ю. В. Гаюи был сооружен еще один мост на Почтовой (ныне Жуковского) улице. (Заметим, что по круто спускавшейся к балке Почтовой улице проезд был настолько опасен, что до сооружения моста ее на ночь перекрывали цепью).

Подряд на сооружение моста взял канатчик Новиков. Строительство сулило этому крупному предпринимателю двойную выгоду: прибыль от подряда и улучшение транспортных связей с принадлежавшей Новикову канатной фабрикой.

Так появился одноарочный каменный мост, получивший имя Новикова.

Долгие годы не удавалось решить вопрос о соединении берегов балки по Греческой улице, то есть в ее самом широком и глубоком месте В частности, в сороковых годах архитектор И. Б. Скудиери предложил построить интересный по конструктивному решению подвесной мост. Но этот проект был слишком смелым для того времени и его отклонили. Только в 1853 году здесь приступили к сооружению обычного арочного моста из каменных блоков (длиной 110 метров). Вследствие ряда обстоятельств строительство затянулось. Наконец в 1863 году под руководством архитектора Ф. Гонсиоровского мост был закончен.

О нем часто говорят: «Самый большой мост Одессы». Но присмотритесь внимательно, и вы увидите, что это не один, а два моста, искусно соединенных насыпью. Первый проходит над спусков Вакуленчука (состоит из трех полуциркульных арок), второй — над спуском Кангуна (состоит из двух лучковых арок).

Открытие моста на Греческой улице совпало с пятидесятилетием служебной деятельности новороссийского генерал-губернатора графа Строгонова. Его именем и было решено назвать новый мост.

До революции он имел еще одно, правда, неофициальное название: «мост самоубийц». Бесправие, безработица, голод и нищета нередко побуждали людей бросаться с моста вниз головой.

Сколько их стремглав на камни падало, Завершая тут последний спор!

И по указанью губернатора На мосту возвысили забор...—

писал поэт И. Рядченко.

Действительно, первоначально мост имел небольшой каменный барьер. Но когда случаи самоубийств участились, над барьером поставили высокую решетку.

Почти в конце XIX столетия появился еще один — последний над Карантинной балкой — мост по улице Полицейской (ныне Р. Люксембург).

Вопрос о его сооружении был поставлен еще в 60-х годах, при генерал-губернаторе П. Е. Коцебу. Однако правитель края отклонил это предложение, заявив, что «у города есть более настоятельные потребности». Генерал-губернатор имел в виду строившуюся в то время железную дорогу Одесса — Балта, в которой он был кровно заинтересован (дорога проходила мимо принадлежавших Коцебу поместий).

Так по воле генерал-губернатора мост был построен с опозданием почти на три десятка лет. Но тем не менее, когда 22 августа 1892 года он был открыт, дума присвоила ему имя Коцебу.

Самым красивым из трех мостов Карантинной балки является Строгановский. «Он вечно залит солнцем,— писал о нем Ю. Олеша. — Здесь никогда не бывает тени. Сквозь прутья ограды виден порт».

Огромной дугой опоясывает город самая длинная балка Одессы —Водяная. Над ней было построено 5 ничем не примечательных мостов. Крупнейший из них — Дальницкий. В наше время при строительстве автострады Одесса— Ленинград над этой балкой (ныне улица Фрунзе) сооружен огромный, куда более монументальный, чем Строгановский, железобетонный мост.

В 1967 году Одесса украсилась двумя крупными мостами-путепроводами. Один из них является составной частью морского вокзала. А второй... о нем несколько подробнее

Никто не знает, почему переезд через железнодорожные пути на Овидиопольском шоссе называется Ивановским. По именно он дал имя новому путепроводу.

— Не говори, что выехал из Одессы, пока не миновал Ивановский переезд, — обычно шутили шоферы, на свой лад перефразируя известную украинскую пословицу: «Не кажи гоп, доки не перескочиш».

Но шутка была невеселой. Постоянно у злополучного переезда стояли колонны машин в ожидании открытия шлагбаума.

Теперь все это позади. 5 ноября 1967 года в честь 50-летия Великого Октября был торжественно открыт путепровод-гигант. Общая длина его шестнадцати пролетов — 360 метров. Новый мост обеспечивает бесперебойное движение пешеходов и автотранспорта. А недавно по нему прошел новый троллейбусный маршрут «город — аэропорт».

В те же юбилейные дни город-герой обогатился еще одним мостом, построенным над спуском Жанны Лябурб и соединившим два бульвара — Приморский и Комсомольский.

Сейчас рано говорить о будущих мостах Одессы. Известно только, что их появится немало. Они будут совершенными по своим конструкциям, оригинальными по архитектуре, они свяжут в единое целое ныне разрозненные  районы, внесут разрядку в движение городского транспорта и украсят город.

Говоря о будущих мостах, небезынтересно вспомнить одну старую историю...

Во второй половине XIX века в одесскую думу поступило предложение о сооружении грандиозного моста над Карантинной балкой — от Приморского бульвара до приморской аллеи Александровского парка. По тому времени такой мост был явной фантазией. Остроумную оценку этой прожектерской идее дала газета «Одесский листок». «Городская дума — не простая,— писала она. — Это дума Манилов. Хозяйство города в ужасном состоянии, a она думает о воздушных мостах. Не построить ли над городом стеклянную крышу и превратить Одессу в оранжерею? — продолжала издеваться газета. — Подрядчики найдутся!»
http://uploads.ru/t/9/0/U/90U41.png
Ивановский путепровод.
В наше время такой проект перестал быть утопией. Не за горами то время, когда чудесный висячий мост, длиной в сотни метров, протянется от Приморского бульвара к парку имени Т. Г. Шевченко. И это не удивительно: время другое, хозяин города не тот и техника иная...

Продолжение часть 9.

https://odessaforum.in.ua/