ДАЛЕКИЕ И БЛИЗКИЕ
Наш народ помнит и чтит выдающихся государственных деятелей, славных полководцев, руководителей народных восстаний, отважных первооткрывателей, великих ученых — всех тех, кто прославил Родину и навеки вошел в ее историю.

Многие из этих имен вы встретите в названиях улиц Одессы. Есть у нас улицы Дмитрия Донского, Ермака, Семена Дежнева, Емельяна Пугачева и другие.

Имя выдающегося государственного деятеля и полководца Богдана Хмельницкого, которым названа одна из лучших улиц города, увековечило героическую эпопею в истории украинского народа, его борьбу за освобождение родной земли от иноземных угнетателей, за воссоединение Украины с Россией.

В ходе этой всенародной войны прославился и сподвижник Богдана Хмельницкого Иван Богун, именем которого также названа одна из улиц Одессы.

А улица Запорожская увековечила «славную казацкую республику», как назвал К. Маркс Запорожскую Сечь, избравшую Богдана Хмельницкого своим гетманом и руководителем национально-освободительной войны 1648 — 1654 годов.

После победы Великого Октября наш народ переименовал города и улицы, носившие имена царей. Но одно имя советские люди сберегли.

В Одессе уже свыше шестидесяти лет есть улица, носящая имя Петра Великого.

«России нужна вода!»—эти слова Петра I отражали извечное стремление русского и украинского народов к искони славянским берегам Балтийского и Черного морей. Владение этими берегами являлось для нашей страны жизненно необходимым делом. В связи с этим Карл Маркс писал, что ни один народ не мог спокойно видеть свои побережья и устья рек оторванными от него.

http://uploads.ru/t/C/h/6/Ch6eY.png
Проспект добровольского.

Кстати, первой войной Петра I (1695 год) была война с турками за выход к Черному морю. Весь XVIII век прошел под знаком борьбы России с Турцией за осуществление этой исторической задачи.

Имена трех героев русско-турецких войн вошли в список улиц Одессы: А. В. Суворова, М. И. Кутузова и Ф. Ф. Ушакова.

Четырежды, с 1788 по 1791 год, черноморские моряки под командованием великого флотоводца адмирала Ушакова наголову разбивали крупнейшие вражеские эскадры. Одно из этих сражений произошло 28 августа 1790 года вблизи нынешней Одессы.

Герой Отечественной войны 1812—1814 годов фельдмаршал Кутузов начинал свой воинский путь в период борьбы за Северное Причерноморье. Здесь (в Крыму) во время одной из ожесточенных схваток с турками Кутузов потерял глаз. Отличился Михаил Илларионович и в сражениях на территории нынешней Одесщины — у Аккермана, Татарбунар и в штурме Измаила. А великий русский полководец А. В. Суворов стоял у колыбели Одессы. Но об этом мы еще расскажем.

ОДНОЭТАЖНАЯ ОДЕССА

Какова средняя высота Одессы? Три? Четыре этажа? Нет. Она, пожалуй, не превысит полутора этажей. Позвольте,— могут возразить,— Посмотрите: ведь кругом трех-, четырех- и пятиэтажные здания. Но в действительности так выглядит далеко не вся Одесса, а только центр города и его современные жилые массивы: Юго-Западный, Ново-Аркадийский, Фонтанский, поселки Котовского и Таирова.

В послевоенные годы Одесса очень разрослась. Причем,не только за счет новостроек, но и в результате присоединения близлежащих, ранее не входивших в черту города поселков, пригородов, районов индивидуальной застройки некоторых дачных зон. Все это одноэтажная Одесса. Пока она составляет подавляющую часть горрда.

Не подумайте, что Одесса по высоте отстала от многих крупных городов мира.

Судите сами. Средняя этажность такого гиганта, как Лондон, всего полтора этажа. Столицу Великобритании в последнее время обогнала Москва, но и ее рост не превышает двух этажей.

Мы уже упоминали о том, что в Одессе около тысячи трехсот улиц и переулков. Из них восемьсот — почти две трети!— одноэтажные.

Они по-своему красивы.

Главная красота и достоинство одноэтажной Одессы в ее зелени. Здесь владыка — виноград.

Гибкие лозы образуют арочные коридоры — проходы к уютным домикам, обвивают их стены, покрывают шатрами веранды, послушно вьются по шпалерам.

В новых поселках что ни дом, то сад. Кольцом окружают Одессу эти фруктовые сады. В период цветения они словно яркий венок окаймляют город.

Не удивительно, что это богатство природы нашло отражение и в названиях улиц одноэтажной Одессы — Виноградная, Садовая, Абрикосовая, Вишневая, Ягодная и многиe другие. Однако большинство названий почерпнуто из истории.

Многие улицы одноэтажной Одессы носят имена, воскрешающие прошлое нашего города. Это, к примеру, имена Р. С. Землячки и С. И. Гусева — соратников Владимира Ильича Ленина, оставивших яркий след в революционной биографии Одессы.

Будучи агентом «Искры», Розалия Самойловна Землячка в 1902 году приехала к Марусе (так по партийному шифру назывался Одесский комитет). Здесь она вместе с другими товарищами создала группу «искровцев», которая вела систематическую агитационно-пропагандистскую работу среди пролетариев города. В 1903 году Одесский комитет заявил о своем полном согласии с ленинской «Искрой» и под кличкой «Осипов» направил Землячку делегатом на II съезд партии.

Сергей Иванович Гусев впервые приехал в Одессу:: осенью 1903 года для доклада о работе II съезда партии. Вторично он прибыл летом 1905 года и был избран секретарем Одесского комитета партии.

Недавно в одноэтажной Одессе появилась еще одна табличка: улица Ачкановых.

Братья Федор и Григорий Ачкановы. Коренные одесситы. Сыновья потомственного моряка. Оба — большевики, оба талантливые организаторы масс.

«Федор-железнодорожник»— так называли старшего Ачканова, активного участника одесского подполья в годы первой русской революции, в период реакции.

Григорий же был вожаком моряков.

В 1917 году Федор Павлович Ачканов — участник штурма Зимнего, делегат II Всероссийского съезда Советов, член Исполкома ВЦИК. А Григорий Павлович — один из руководителей Январского восстания в Одессе, народный комиссар Одесского Краевого Совнаркома в начале 1918 года.

Затем — фронты гражданской войны.

В годы мирного строительства Федор Ачканов — на партийной и хозяйственной работе. А Григорий — видный, работник Профинтерна.

Таковы основные вехи яркой жизни братьев Ачкановых.

Немало улиц одноэтажной Одессы носят имена деятелей: культуры. Многие из них так или иначе были связаны: с нашим городом: жили и творили здесь, приезжали сюда, поддерживали связи с одесскими друзьями, запечатлели Одессу в своих произведениях.

«Закувала та сива зозуля рано-вранцi на 3opi...» Кто не знает этой популярной, ставшей подлинно народной украинской песни? Ее автором был П. И. Нищинский — талантливый композитор, поэт, переводчик и педагог. Долгие годы он был связан с Одессой. На улице Ф. Меринга, сохранился дом № 14, где жил Нищинский.

В нашем городе были изданы переведенные им на украинский язык трагедия Софокла «Антигона» и 6-я песнь  Одиссеи Гомера. Переводы Нищинского высоко оценил великий украинский писатель, революционный демократ Иван Франко, который также был связан с Одессой. Дважды — в 1909 и 1912 годах — он приезжал сюда на лечение. Но еще задолго до этого — в 1883 году —«Одесский вестник» впервые на юге Украины опубликовал рассказ И. Франко «Школьный год Грицька».

С тех пор Одесса пристально следила за творчеством писателя. На сценах одесских театров с большим успехом шли его пьесы.

О том, как относилась прогрессивная общественность Одессы к великому сыну украинского народа, можно, к частности, судить по следующему факту. В конце 90-х годов возник вопрос о предоставлении И. Франко должности доцента по истории украинской литературы в Львовском университете. В связи с бойкотом писателя  галицийскими и польскими националистами одесское украинское землячество решило взять на себя оплату этой должности.

Часто бывал в Одессе и один из выдающихся писателей предоктябрьской поры, революционер-демократ М. М. Коцюбинский.

«Его украинское наболевшее сердце было на родине,— ее заботами он жил, ее муками мучился...» Так писал о Коцюбинском его друг — великий Горький.

Именно здесь, в крупном промышленном городе, Михаил Михайлович подметил черты растущего классового сознания пролетариата, которые впоследствии воплотил и главном герое «Фата моргана» — рабочем из Одессы Марке Гуще.

В 1888 году Одессу впервые посетила знаменитая украинская поэтесса Леся Украинка. Большой портовый город произвел на нее огромное впечатление. «Подорож до моря» — так назвала поэтесса цикл стихов, посвященных Черному морю и нашему краю.

«Прощай, сине море, безкрае, просторе»,— с сожалением писала Леся Украинка, покидая Одессу. Но разлука была недолгой. В 1890 году поэтесса снова приехала в Одессу. Жила она здесь также в 1903 — 1904 годах, о чем повествует надпись на мемориальной доске дома № 40 по улице Жуковского.

Жил в Одессе в 80-х годах и запечатлел ее в своей повести «Над Черным морем» выдающийся украинский писатель И. С. Нечуй-Левицкий.

В золотой фонд мировой драматургии вошли такие классические украинские пьесы, как «Доки сонце зийде, роса очi выйисть», «Дай серцю волю, заведе в неволю» М. Л. Кропивницкого, «За двома зайцями...» М. П. Старицкого и другие.

Их создатели были тесно связаны с Одессой.

Марк Лукич Кропивницкий в 1871 году приехал сюда для поступления в университет. Но случилось так, что ему пришлось даже без репетиции выступить в роли Стецька из Сватання на Гончар1вцi. Дебют приезжего абитуриента был успешным, он предопределил дальнейший жизненный путь Кропивницкого. Отныне вся его деятельность была посвящена украинскому театру. В 1881 году Кропивницкий вместе с классиком украинской литературы поэтом и драматургом Михаилом Петровичем Старицким основал первую украинскую профессиональную труппу.

Блестящими постановками этой труппы, ежегодно посещавшей наш город в течение нескольких десятилетий, неизменно восторгался одесский зритель. Звездой первой величины в труппе М. Л. Кропивницкого была Мария Константиновна Заньковецкая. «Талант исключительный, свой, национальный... Я бы сказал, истинно народный...» — так оценил Заньковецкую К. С. Станиславский.

В Одессе начинал свой творческий путь Иван Микитенко, талантливый драматург, живший здесь с 1922 по 1926 год и не прерывавший связи с приморским городом до конца своей жизни.

Велика роль Ивана Коидратьевича в становлении Одесского украинского музыкально-драматического театра имени Октябрьской революции, на сцене которого увидали свет такие шедевры, как «Диктатура», «Кадры».

Еще будучи студентом медицинского института, Никитенко принимал активное участие в литературной жизни Одессы. Он систематически печатал в местных газетах и альманахах свои первые стихи, рассказы, фельетоны и статьи, ратующие за тесный союз рабочего класса с крестьянством, очерки «На селе». Образцом лирико-романтической прозы, посвященной героике гражданской войны и становлению нозой жизни в украинском селе, являлась созданная Микитенко в Одессе первая книга «На солнечных просторах».

Благотворное влияние на одесский период творчества Микитенко оказала дружба с выдающимся поэтом революции Эдуардом Багрицким.

«Багрицкий был рожден югом,— писал о нем К. Паустовский,— В Одессе много света, моря, ветра и веселья, и Одесса должна была дать такого жизнерадостного поэта, как Багрицкий».

В своих стихах он воспевал море и подступающую к городу черноморскую степь.

Сегодня в этой степи вырос Юго-Западный район — Одесские Черемушки. А рядом с ними — улица Багрицкого.

Взгляни, это твой Юго-Запад,

Степные Черемушки наши...

Много в названиях улиц одноэтажной, да и не только одноэтажной, Одессы имен тех, кто в годы первых пятилеток своим самоотверженным трудом возводил величественное здание социализма, защищал свободу и независимость нашей Родины в годы Великой Отечественной войны.

Вот одно из них.

...В 1941 году Льву Львовичу Шестакову было 25 лет. Но на груди молодого летчика уже красовалось два боевых ордена за героические подвиги в небе республиканской Испании.

Вскоре после начала Великой Отечественной войны майора Шестакова назначили командиром 69-го истребительного авиационного полка. Вот что вспоминал об этой летной части дважды Герой Советского Союза маршал Н. И. Крылов.

«Одесский полк... так называли его в армии и в городе. Скоро это вошло в его новое официальное наименование: полк стал 9-м Одесским гвардейским Краснознаменным. И с именем Одессы, где родилась его боевая слава, воевал, умножал ее в Крыму, на Кавказе, под Сталинградом, а потом и под Берлином».

В дни обороны Одессы Шестаков почти всегда возглавлял боевые вылеты своих «ястребков».

Как вспоминают защитники города, это было неповторимое зрелище. «Построив свою знаменитую карусель, самолеты на бреющем полете стали штурмовать врага... Всякий бой на этом участке прекратился. Наши бойцы вышли из окопов, кричали «ура», бросали вверх пилотки и аплодировали своей героической авиации. Казалось, горела земля под самолетами бесстрашных летчиков».

За оборону Одессы двенадцать летчиков-шестаковцев были удостоены звания Героя Советского Союза. А к концу войны в списках полка их насчитывалось двадцать шесть.

В том числе — четыре дважды Героя.

Вот краткая статистика героических дел шестаковцев под Одессой: за 73 дня обороны города совершено 6603 боевых самолето-вылета. Проведено 576 воздушных боев, в ходе которых сбито 94 фашистских стервятника, из них 11 сбил Шестаков. Кроме того, десятки самолетов сожжены на земле во время штурмовки вражеских аэродромов.

Таковы данные нашей статистики. Что же касается уничтоженных фашистских пехотинцев, танков, орудий, минометов в результате 3421 штурмовки, очевидно, такие подсчеты сделали Гитлер и Антонеску.

Герой Советского Союза Шестаков, чьим именем названа одна из улиц города-героя, не дожил до Дня Победы. Не встретили этот радостный день и многие его однополчане, защищавшие Одессу.

Среди них — лейтенант Виталий Топольский. Он первым из шестаковцев одержал победу в небе Одессы. Это было в конце июня 1941 года. Группа «хейнкелей» подбиралась к городу со стороны моря. Фашистские стервятники уже готовились открыть бомбовые люки. Но неожиданно путь к Одессе им преградили советские истребители: это навстречу врагу ринулось звено лейтенанта Топольского. Вскоре, несмотря на сильный огонь, открытый вражескими бомбардировщиками, Топольскому удалось подбить первый фашистский стервятник, и он камнем рухнул в море. А через несколько минут советские летчики сбили еще два «хейнкеля» и, посеяв в строю фашистов панику, заставили их броситься наутек.

Сегодня имя замечательного советского аса Виталия Топольского носит одна из улиц Одессы. Есть у нас также улица Куницы. Комиссар эскадрильи, старший политрук Семен Андреевич Куница геройски погиб в небе Одессы

29 августа 1941 года, во время боя с четырьмя «мессершмиттами». Одного из них комиссар сбил огнем пушки, второго таранил. А когда после этого самолет Куницы перешел в штопор, выйти из которого не позволяла высота, комиссар выбросился с парашютом. Фашисты открыли по летчику пулеметно-ружейный огонь, и он приземлился мертвым.

«Подлинным народным героем является старший политрук летчик Куница,— писал о нем в дни героической обороиы командующий Одесским оборонительным районом контр-адмирал Г. В. Жуков. — У него 150 боевых вылетов и шесть сбитых «юнкерсов» и «меесершмиттов».

О подвиге старшего лейтенанта Михаила Шилова напоминает название улицы в поселке «ЗОР».

...23 сентября 1941 года разведка донесла, что в районе станции Выгода сосредоточились крупные вражеские силы. Для удара по ним из Одессы вылетели двенадцать истребителей. Фашистские зенитчики встретили шсстаковцев плотным огнем, в воздухе показалось восемь «мессершмиттов». Пятеро из них бросились на самолет Михаила Шилова, возглавлявшего группу прикрытия. Старший лейтенант принял бой и с ходу сбил вражеский самолет, но в этот же момент, поврежденный зенитным снарядом, заглох мотор его машины.

Можно было выброситься с парашютом, но тогда — верный плен; внизу — враги. И летчик направил самолет на вражеские танки. Так, повторив подвиг Николая Гастелло, геройски погиб старший лейтенант Михаил Шилов.

Недолго — всего один месяц — дрался в небе Одессы командир эскадрильи капитан Михаил Асташкин, но за это время успел сбить девять вражеских самолетов.

Он был отважным летчиком и преданным другом. «Наш комэск,— говорили о капитане Асташкине однополчане,— всегда готов подставить грудь за товарища».

Погиб капитан Михаил Асташкин 14 сентября 1941 года над хутором Важный, выручая советскую пехоту. В этом последнем для него бою он сбил десятый вражеский самолет.

Именем Асташкина названа одна из улиц Центрального района Одессы. Невдалеке от этой улицы расположен переулок, носящий имя старшего лейтенанта Алексея Маланова, особенно отличившегося 22 сентября 1941 года во время налета на фашистские аэродромы в селениях Баден и Зельцы. В то памятное утро Алексей Маланов со своими боевыми друзьями уничтожил пятьдесят самолетов и сотни фашистов.Память о Шестакове и его товарищах увековечена в Одессе не только в названиях улиц. Скоро проспект Патриса Лумумбы украсит величественный монумент в честь солдат и офицеров бывшего 69-го авиаполка.

Не случайно памятник устанавливается на центральной магистрали поселка судоремонтников. В 1941 году наместо этого проспекта была тихая окраинная улочка. Ее в середине сентября превратили в... аэродром. Враг и не подозревал, что база полка и его взлетно-посадочная полоса расположились между домами.

Как вспоминает Герой Советского Союза гвардии полковник А. Т. Череватенко, в строительстве аэродрома приняли участие тысячи одесситов, в том числе много женщин. Они не прекращали работу и во время артиллерийских обстрелов, сознавая, что дорог каждый час.

Этот необычный аэродром был создан за семь дней.

А память о нем будет жить века.

...Такова она, с виду тихая и уютная, утопающая в зелени садов и виноградников, Одесса одноэтажных домов.
http://uploads.ru/t/Y/L/s/YLsT7.png
https://odessaforum.in.ua/
ОДЕССА ИНДУСТРИАЛЬНАЯ

За годы Советской власти Одесса превратилась в крупнейший промышленный центр. Ныне она производит уникальные подъемные краны, радиально-сверлильные, фрезерные, координатно-расточные станки, автоматические ве совые агрегаты с программным управлением, всевозмржное оборудование для предприятий пищевой промышленности, кондиционеры и различные холодильные установки, «фабрики воздуха» — агрегаты для добычи кислорода, азота, тракторные плуги различных конструкций и назначения, кинопроекционную аппаратуру, медицинское оборудование. Таков только частичный перечень одесской промышленной продукции, экспортируемой в 80 стран мира.

Но Одесса не только город машиностроения. Не менее известны одесская элегантная одежда, модельная обувь,галантерейные изделия, консервы, фруктовые и виноградные соки, коньяки и шампанское.

Все это в какой-то мере нашло свое отражение и в микротопонимии Одессы. В советское время здесь появились такие названия улиц: Индустриальная, Инструментальная, Промышленная, Станкостроительная, Судостроительная, Химическая, Цементная, Прокатная, Фабричная, Первая, Вторая, Третья, Четвертая и Пятая Заводские, Сталепрокатная и другие.

ГДЕ ВЗЯТЬ НАЗВАНИЯ?

Интенсивный рост города в послевоенные годы привел к освоению территорий, находившихся за его пределами. При этом особое внимание было уделено юго-западу. Здесь в шестой пятилетке началась застройка огромной площади — Юго-Западного массива, или, как его часто называют, одесских Черемушек.

Не случайно строители облюбовали именно этот участок города: он размещен в удачном по своим природным особенностям приморско-степном районе.

Одесские Черемушки представляют собой комплекс микрорайонов. Это новое слово, вернее, новое понятие, рожденное советской градостроительной наукой, очень скоро вошло в обиход и стало привычным. Здесь созданы современные жилищные удобства, необходимые торговые, бытовые и культурные комплексы. И здесь, наконец,— море солнца и зелени.

В восьмой пятилетке рядом с одесскими Черемушками возник новый жилой массив — Таировский. Своим названием он обязан широко известному в стране институту виноградарства и виноделия имени В. И. Таирова, чьи производственные участки расположены по соседству с массивом.

Новое название возникло также южнее Одессы, на берегу Сухого лимана, где невиданными в мировой практике темпами был создан порт международного класса и рядом с ним вырос поселок городского типа.

Речь идет об Ильичевске с его множеством внутренних наименований. О них можно судить хотя бы по названиям улиц и площадей: проспект Ленина, площадь Труда, сквер Победы, улицы Строительная, Корабельная, Лиманская, Транспортная, 8 Марта, Жовтнева, Зеленая, Измаильская, Комсомольская, Мира, Парковая, Южная, 5 Декабря, 1 Мая, Садовая, Степовая, Школьная, Пионерская.

А недавно одна из улиц в поселке была названа Александрийской — в честь египетского города-побратима Одессы.

Крупные жилые массивы— Ново-Аркадийский и Фрнтанский — выросли за последние годы в южной приморской зоне города. Еще одна приморская зона быстро застраивается на севере Одессы. Этот жилой массив получил имя Г. И. Котовского.

Грандиозный размах работ по благоустройству города влечет за собой и возникновение новых названий. Осваиваются бывшие до сих пор безымянными пустыри, прибрежные склоны, береговые зоны. И, естественно, возникают новые названия: дендропарк имени Ленина, Нагорный и Комсомольский бульвары, Большой пляж.

Подсчитано, что современные города растут со скоростью одного километра в год. Так же бурно растет и Одесса. К концу пятилетки ее жилищный фонд увеличится еще на 2 580 ООО квадратных метров. Это — сотни новых улиц. Нелегкое дело «окрестить» их. Недаром же бытует шутка, что иногда легче построить улицу, чем удачно ее назвать. Но надо полагать, что трудящиеся города найдут каждой из этих улиц достойное имя.

Резерв для этого — неисчерпаем. Его составляют памятные события и даты, имена ветеранов революционной борьбы, героев гражданской и Великой Отечественной войн, героев труда, выдающихся деятелей науки, культуры, искусства.
https://odessaforum.in.ua/
ОКРЕСТНОСТИ
Рассказ о некоторых окрестностях города.

ХАДЖИБЕЙ-ХАДЖИБЕЙСКИЙ ЛИМАН. Когда поселение Хаджибей было переименовано в Одессу, на географических картах произошло еще одно изменение: Хаджибейский залив стал называться Одесским. Однако слово «Одесса» не поглотило окончательно топоним «Хаджи-бей». Он существует и поныне в названиях лимана и ведущей к нему дороги.

Прошлое Хаджибейского, как и его соседа — Куяльницкого, лимана связано с добычей столь ценного в старину продукта, как поваренная соль. Ее вывозили отсюда в самые отдаленные районы Восточной Европы. Ради соли люди отправлялись в длительное странствие, переносили все тяготы пути, подвергались опасности нападения татар и различных разбойничьих шаек.

Сохранилось немало документов, связанных с добычей соли в одесских лиманах.

Обратимся к некоторым из них.

В 1540 году, когда в Северном Причерноморье хозяйничали татары, между крымским ханом Сагиб-Гиреем и королем Речи Посполитой Сигизмундом был заключен договор. Хан позволил польским и литовским купцам брать соль в «Качибневе» и «вывозить ее оттуда куда хотят с уплатой установленных пошлин». Вместе с тем хан обязался «вознаграждать людей королевских за обиды, могущие им быть причиняемы в Гаджибее».Читатель уже, наверное, обратил внимание на то, что в этом договоре приводятся два названия: славянское, несколько искаженное — Качибнев и татарское — Гаджибей, а ведь речь идет об одном и том же поселении и лимане.

В 1578 году у берегов Хаджибейского лимана побывал посланник короля Стефана Батория. Он описал эту местность и, упомянув о лежащих здесь соленых озерах, рассказал о частых конфликтах, возникавших из-за соли.

Приведем еще один документ. Он относится к 1774 году, когда Хаджибей и турецкая крепость Ени-Дунья временно находились в руках русских войск. Из этого документа мы узнаем о просьбе кошевого запорожских казаков разрешить брать соль в Хаджибейском лимане. Кошевой писал: «Известилися мы, что в приморских... заливах села уже соль, и как военнослужащим этого (русского.— Авт.) войска, для варения каши в соли имеется недостаток... то и просим позволения набрать безденежно 100 возов соли...»

К середине XIX века Хаджибей, потеряв значение поставщика соли, стал известен своими целебными грязями.

В наши дни Хаджибей славится детскими здравницами.

Проедем к нему трамваем № 20 по Хаджибейской дороге. Она проходит мимо сталепрокатного завода имени Ф. Э. Дзержинского. По своим размерам он, конечно, не идет ни в какое сравнение с гигантами черной металлургии страны. Но Дзержинка, как любовно называют завод одесситы, славится высокой организацией производства. Это предприятие коммунистического труда накопило большой опыт автоматизации трудоемких процессов. Недаром сюда для изучения передового опыта приезжают многочисленные специалисты. В годы восьмой пятилетки здесь построен крупнейший в Европе электродный цех, где в содружестве с Институтом электросварки имени Е. Патона созданы ценные виды электродов. Им присвоен Государственный знак качества.

Вблизи Дзержинки вырос крупнейший в республике лакокрасочный завод.Из окон вагона видны и другие предприятия, широкой полосой тянется территория городских полей орошения, сооруженных в конце XIX века впервые в России.

Но вот и лиман, в далеком прошлом мелководный залив Черного моря, ныне узкое и вытянутое на десятки километров озеро, Когда-то сюда заходили крупные морские корабли, о чем, в частности, свидетельствуют найденные на дне лимана тяжелые якоря. Постепенно лиман отделила от моря пересыпь. Полагают, что она образовалась 600— 700 лет тому назад.

Название «Пересыпь» в качестве микротопонима нашего края впервые встречается в исторических документах XV века.

Любопытно, что о Пересыпи упоминают в записках и спутники шведского короля Карла XII. В 1709 году, спасаясь от русского плена после разгрома под Полтавой, король с остатками войска бежал в Бессарабию к своему союзнику — турецкому султану. На пути шведов лежала Пересыпь.

В книге «Судьбы местности, занимаемой Одессой» профессора Новороссийского университета Ф. Бруна читаем: «Спутники Карла XII подробно описали все, что им казалось достойным внимания во время известного странствования шведского короля с окрестностей Ольвии до Бендер». Далее историк указывает, что шведский король «в бегстве своем дошел до нынешней Пересыпи... Они в этом именно месте удалились с морского берега и направили путь свой через... Кучурган к Бендерам».

...В конце 20-х годов XIX века на берегу Хаджибейского лимана был разбит большой парк с прудом, в котором плавали лебеди. Пруд имел живописный островок, весь в плакучих ивах, Во второй половине XIX века в Хаджибее появилось первое лечебное заведение, и вскоре он стал известен как курорт.

С Хаджибейским лиманом связана революционная деятельность младшего брата В. И. Ленина — Дмитрия Ильича Ульянова. В 1902 году партия направила его в Одессу. Никто и не подозревал о том, что молодой врач холодно-балкояской земской лечебницы —агент «Искры». Под кличками «Юноша», «Фит», «Андреевский» Ульянов успешно проводил революционную работу.

Большую помощь в этом оказала Дмитрию Ильичу Надежда Константиновна Крупская. Так, она связала его с «херсонцами»— Л. Д. и Н. Д. Цюрупами, братьями выдающегося профессионального революционера, соратника Ленина А. Д. Цюрупы, организовавшими перевозку ленинской «Искры» из Александрии (Египет) в Херсон и Одессу.

25 августа 1902 года Дмитрий Ильич был арестован по обвинению в выпуске листовок для крестьян, но через некоторое время власти были вынуждены освободить его «из-за отсутствия улик».

После кратковременного пребывания в Саратове Ульянов был направлен в Тулу для подготовки городской партийной организации ко II съезду РСДРП. Блестяще справившись с этим заданием, Д. И. Ульянов затем нелегально выехал за границу, где под кличкой «Герц» принял участие в работе съезда.

Вошел Хаджибейский лиман и в историю Великой Отечественной войны. В 1941 году в холоднобалковских катакомбах находился командный пункт прославленной 95-й стрелковой дивизии. Она героически сражалась на дальних и ближних подступах к Одессе, грудью закрывая западные ворота города.

А в апреле 1944 года, в дни победоносных боев войск 3-го Украинского фронта за освобождение Одессы, партизаны, базировавшиеся в холоднобалковских катакомбах, атаковали тылы фашистских захватчиков.

Жемчужиной лимана является первоклассный детский санаторий имени Октябрьской революции, который в августе 1967 года отметил свое столетие. Здесь успешно лечат детей, перенесших полиомиелит. За последние 10 лет в санатории укрепило здоровье свыше 20 тысяч детей.
В ближайшие годы Хаджибей станет неузнаваемым.

В районе парка вырастет огромное новое здание детской здравницы.

КУЯЛЬНИК. Что означает это слово? Русский лингвист А. И. Соболевский в своем труде «Лингвистические и археологические исследования» считает, что так у древних славян назывались «лодочный причал, пристань». В прошлом Куяльницкий лиман, как и Хаджибейский, был заливом Черного моря. Предполагают, что на прилегающей к Куяльнику Жеваховой горе было древнее поселение, а на берегу лимана находилась одна из пристаней оживленного торгового пути из Киева по рекам Рось — Южный Буг — Кодыма — Куяльник к берегам Болгарии и Греции. Этот путь имел то преимущество, что груженные товарами лодки шли к Черному морю, минуя днепровские пороги.

Еще и поныне на берегах лимана находят многочисленные осколки различной посуды периода VI —II веков до н. э. Это следы древнего складского пункта. А на территории поселка Куяльник уже в советское время обнаружены остатки городища, основание которого относят к началу

I тысячелетия до нашей эры.

Есть еще одна версия о происхождении слова «Куяльник» от тюркского «Куянлык», то есть «густой». Возможно, что лиман был так назван потому, что из-за большой концентрации соли его вода очень густа.

Не случайно в литературе славянских народов нынешние одесские лиманы назывались «Солеными озерами».

В лимане добывали не только соль. В книге «Описание Украины» Боплана указывается, что Куяльницкий лиман (“Jezero Kujalik”) изобиловал рыбой, здесь водились карпы и щуки «неимоверной величины». Для их ловли приходили «целые караваны из мест, отстоявших на 50 миль и более».

Куяльницкий лиман отделился от моря значительно позже, чем Хаджибейский. Об этом можно судить хотя бы по тому, что Пересыпь у Куяльника в три раза уже, чем у Хаджибея. Боплан по этому поводу писал: «...озеро Куяльник лежит у моря не дальше как на две тысячи шагов».

Когда-то на месте Хаджибейского и Куяльницкого лиманов были устья рек — Малый и Большой Куяльник. «Захватив» эти устья, Черное море превратило их в свои заливы. Затем отложения речного и морского песка сформировали пересыпь, а заливы стали лиманами.

Кстати, слово «лиман» означает по-гречески «гавань», «порт». Несмотря на обилие в греческом языке названий, определяющих морской залив, якорную стоянку, затон, заводь, древние греки для определения стоянок в устье рек имели специальное слово — «лиман».

Соленые воды лимана, «оторвавшись» от моря, уплотнялись в рапу — насыщенный соляной раствор. Своеобразие одесской группы лиманов еще и в том, что на дне их залегли слои иловой грязи. Она содержит множество различных минеральных частиц и органических веществ.

Сложные химические процессы и «работа» различных бактерий придали иловой грязи бесценные лечебные свойства. Словно в гигантской лаборатории, вернее, подводном химико-фармацевтическом заводе, непрерывно производится эта грязь на дне лиманов. Особенно велики ее запасы в Куяльнике. А по качеству, лечебным свойствам она стала своего рода мировым эталоном.

Широкое использование этой грязи в медицине и рождение Куяльницкого курорта связано с именем Эраста Степановича Андреевского. Он жил в Одессе во второй половине двадцатых годов XIX века. Будучи дивизионным врачом, Андреевский служил в управлении генерал-губернаторства. Эрудированный, энергичный и очень любознательный, он заинтересовался целебными свойствами одесских лиманов, О них знали чуть ли не с первых дней основания города, но практически почти ничего не предпринималось для использования их богатых возможностей.Андреевский понимал, что пришло время для постройки лечебницы на берегу Куяльницкого лимана, и незамедлительно взялся за дело.

«Наше заведение, — доказывал он страстно, — нужно России. Оно поможет тысячам страждущих вернуть здоровье. Мы их будем лечить грязью, солнцем и солью». «Ин сале салус!» (в соли здоровье!) — повторял он при этом свою любимую пословицу.

В 1833 году стараниями Андреевского новое заведение было построено. Оно официально называлось «Лечебницей грязных и песчаных лиманских ванн». Это был один из первых курортов России.

И хоть курорт был весьма примитивен, состоял из «деревянных теплых парников и холодной купальни», слава о нем скоро разнеслась по стране и за ее пределами..

«Чудодейственная сила здешней черной липкой и сильной грязи,— писал современник,— заслоняет житейские неудобства избалованных людей. Зарываться в грязь, обонять ее сильно пахучий запах, прикладывать согревательные компрессы необыкновенной силы и действия едет сюда все большее и большее число страдающих застарелыми и острыми ревматизмами, бессилием, нервной раздражительностью, скорбутом и тому подобными недугами».

Уже само выражение «избалованных людей» подсказывает, кого обслуживал курорт.

По настоянию Андреевского в 1842 году лечебница была несколько расширена. Вместо деревянных здесь появились каменные постройки.

Так было положено начало Куяльницкому курорту.

В 1851 году Андреевский переехал на Кавказ. Одесса высоко оценила заслуги русского прогрессивного врача и соорудила ему на курорте памятник (авторы — архитектор И. Толвинский, скульптор Б. Эдуарде). Одна из пересыпских улиц названа именем Андреевского.

Долгие годы Куяльницкий курорт влачил жалкое существование. О том, как интересовались им городские власти, можно судить по следующему факту. Известный одесский делец Н. А. Новосельский взял в аренду Куяльник на 25 лет «с разными льготами» и превратил лиман в солепромысел, добывая ежегодно 3 — 4 миллиона пудов соли. Дума, утвердившая права Новосельского на лимане, передала ему и часть зданий курорта для хранения продукции.

В 1866 году Новосельский продал не принадлежавший ему солепромысел Министерству финансов, а оно разбило Куяльник на семь участков и сдало их в аренду разным лицам. Затем добычу соли здесь организовало специальное акционерное общество.

Только в конце XIX века более дешевая крымская озерная и донецкая каменная соль начала вытеснять с рынка одесскую, и это спасло курорт.

Память о «соляной эпопее» сохранилась поныне в названии семи переулков, так и именующихся — Соляные.

Вплоть до революции курортом, конечно, в нынешнем понимании этого слова, Куяльник можно было назвать лишь условно, даже несмотря на то, что здесь в 1892 году было построено здание грязелечебницы.

Особенно плохо на Куяльнике было с жильем. Если зажиточные люди имели возможность поселяться в городских гостиницах или снимать дачи, то стекавшиеся сюда для лечения бедняки находились в тяжелейшем положении. Вот как об этом написано в путеводителе по Одессе, изданном в канун XX века:

«Андреевский лиман (так долгое время назывался Куяльник.— Авт.)... представляет довольно непривлекательное зрелище. Обширная площадь лимана, вокруг которого ютятся так называемые дачи, совершенно лишена растительности, и вы открыты действию палящего зноя. В самом центре расположены два параллельных барака, буквально наполненных бедняками, искалеченными, обезображенными больными. Из этих вертепов они расходятся по всем окраинам лимана для купания и прошения милостыни, без которой не могут оплачивать свои несчастные конуры».Только в советское время Куяльник стал подлинно народной здравницей. В годы войны он сильно пострадал. Взорвав защитную дамбу, гитлеровцы затопили парк площадью 18 гектаров, вывели из строя грязелечебницу, разрушили почти все построенные за годы пятилеток санатории.

После войны курорт возродился. Внедрены новые, более эффективные методы лечения. Значительно расширилась пропускная способность грязелечебницы.

Славится курорт и минеральной водой столового типа. Здесь построен завод, который ежегодно выпускает до 30 миллионов бутылок целебного «Куяльника».

Ныне на западном берегу Куяльника, по соседству со старыми лечебницами и жилыми корпусами ведется большое строительство. Здесь сооружаются комфортабельные современной архитектуры 15—16-этажные здания. Недалек тот час, когда Куяльник станет крупнейшим бальнеологическим курортом международного класса с новой водогрязелечебницей, поликлиникой, гостиницами.

Таким будет «Куяльник №  1». А на противоположном — восточном — берегу лимака появится его собрат — новый санаторный комплекс на 5000 мест — «Куяльник № 2.

Большой рост предусмотрен и по остальным здравницам Одессы. Только в профсоюзных санаториях к концу пятилетки прибавится около 20 тысяч коек. Другими словами, за пять лет вырастет вторая курортная Одесса.

ОТРАДА. Мы раскрываем план прибрежной зоны Одессы в районе Отрады, изданный в 1910 году. Добросовестной рукой топографа на нем расписаны все земельные участки, принадлежавшие частным владельцам. Приморской пустошью площадью в десятки гектаров завладел толстосум Халайджоглу. Между его обширными владениями сиротливо затерялся крохотный прямоугольничек городских купален. А на верхней террасе расположились участки Рабиновича и Бондаренко, Панайоти и Вольской, Рено и Вогана, Ведде,Каменко и других богачей, незаконно присвоивших земли первого в Одессе ботанического сада.

Заложенный в 1819 году на площади более 70 десятин известным садовником Десметом, он должен был стать родоначальником парков степной части Украины. Несколько десятилетий в созданном при нем училище воспитывались специалисты-садоводы для всего юга России.

А в 1894 году о саде писали:

«Он прекрасно содержался и служил лучшим местом для гуляний; теперь часть его распродана под настроение, только небольшая часть оставлена под садом».

Но и этой «небольшой части» не суждено было сохраниться.

Пройдитесь по Пироговскому переулку, улицам Белинского и Отрадной. Здесь еще осталось несколько могучих,  в два обхвата, деревьев. Это последние могикане когда-то пышного царства растительности.

Итак, сад был «распродан под застроение». Один из жилых районов, возникших на его месте, назвали Отрадой. Неизвестно, кто первый пустил в обиход это название, но оно прижилось.

В верхней, городской, части Отрады появились небольшие улочки с уютными домами. Здесь все было предназначено для безмятежного отдыха. Об этом говорят и названия улиц — Отрадная, Ясная, Уютная.

А в нижней, приморской, части выросло множество похожих на собачьи будки времянок, которые сдавались , внаем.

Буржуазия лишила одесситов не только ботанического сада, но и моря. Впрочем, пусть об этом расскажет автор  путеводителя, изданного в начале XX века: «... Более ста двадцати дач расположены большей частью вдоль морского берега. Эта масса дач, заполонивших берег, имеет как бы исключительную монополию на море и лишает свободного доступа к нему, так что, можно сказать, полгорода, несмотря на близость моря, не имеет возможности им пользоваться. Городское управление до сих пор даже не постаралось устроить хоть один проход к морю».

Старожилы помнят, что до революции по существу единственным пляжем, доступным для населения, был Ланжерон (ныне Комсомольский). И вновь мы вынуждены обратиться к свидетельству современника и процитировать выдержку из газеты «Одесский листок» о заседании городской думы.

«Один из гласных снова поднимает вопрос о продаже городом на участки Ланжерона... Это единственная в приморской Одессе дача, одинаково доступная богатым и бедным. Это единственное место для купания, если не считать пересыпских купален, где приходится купаться в воде грязной, с плавающим на поверхности тонким пластом минеральным маслом...» Однако вода Ланжерона тоже не отличалась чистотой. «И тут плавали... консервные банки, старые башмаки, листки из календаря».

Мы не случайно, рассказывая об Отраде, вспомнили Ланжерон (ныне пляж Комсомольский): отсюда берет начало созданный в последние годы Большой пляж города, кстати, вобравший в себя и побережье Отрады.

Уже давно здесь работают гидростроители. Они ведут упорную борьбу с оползнями — бичом побережья. Вдоль всего берега намыты тысячи кубометров песка, для защиты нового пляжа построены буны (железобетонные дамбы, выдвинутые в море) и подводные волноломы.

Площадь Большого пляжа — 200 гектаров. Одновременно здесь может разместиться 100 тысяч пляжников. К их услугам — аэрарии, солярии, теневики, души с пресной водой, гардеробы, спортивные площадки, рестораны, кафе, столовые, многочисленные киоски и павильоны, в общем, все то, что создает пляжный комфорт.

Не забыты также любители морского спорта — для них сооружается большой яхт-клуб и лодочная станция с эллингом и эстакадой, плавательный бассейн.

Подлинным украшением нового пляжа явится парк имени 50-летия Великого Октября. Его создали десятки тысяч грудящихся города, студенты, школьники. На площади 25 гектаров прибрежных склонов вскоре зашумят дубы, липы, расцветут розарии.

Коренным образом улучшены подходы к пляжу, совершенствуется транспортная связь с ним. Вдоль всего Большого пляжа до Аркадии будут курсировать автобусы-кары.

На высоком плато у моря, в центре Отрады, скоро вырастет монумент городу-герою. Он будет сооружен в ознаменование героических подвигов защитников Одессы в период Великой Отечественной войны и трудовой доблести ее жителей в годы мирного созидания.

АРКАДИЯ. «А вот и Аркадия, ресторан на сваях, раковина для оркестра... разноцветные зонтики, скатерти, по которым бежит ветер...»

Такой запечатлел ее В. Катаев в повести «Белеет парус одинокий».

Владельцем этого экзотического ресторана был мсье Камбье, директор одесского агентства бельгийского акционерного общества конно-железной дороги.

Часто посещая конюшни конки на Малом Фонтане, Камбье заинтересовался находившейся неподалеку широкой приморской балкой и облюбовал ее под увеселительное заведение. Оно сулило двойную выгоду: прибыли от посетителей и доходы от новой линии конки, которую можно будет проложить к ресторану.

Выбор оказался удачным.

По заросшей густой растительностью балке, между склонами, покрытыми живописным ковром из золотистого дрока и сиреневого бессмертника, с тихим журчанием сбегал к морю ручеек.

Балка фактически была ничейной. Слева к ней примыкало огромное плато — собственность князя А. Гагарина, а справа — большой земельный участок богачей Вагнера и Ринка.Продолжение часть 3
https://odessaforum.in.ua/