ОДЕССА. ЛЕГЕНДЫ И ДЕЙСТВИТЕЛЬНОСТЬ
Общая площадь города — 148 квадратных километров Протяженность с севера на юг — 33,5 километра.

Жителей на 15 января 1970 года (включая население поселка Ильичёск — 922 тысячи.

В городе шесть административных районов: Ленинский, Ильичевский, Жовтневый, Киевский, Приморский и Центральный.

Весной 1967 года при рытье траншеи на Приморском бульваре экскаваторщик обратил внимание на то, что вместе с грунтом в ковш попали какие-то черепки. Работу приостановили, вызвали археологов Внимательно рассмотрев находку, они определили, что это остатки древней посуды.

Уже давно установлено, что на месте Приморского бульвара между IV — II веками до новой эры находилась древнегреческая фактория.

Памятники древних материальных культур, следы раннеславянских поселений в различное время были обнаружены археологами не только во многих районах Одессы на Слободке и 16-й станции Большого Фонтана, в Кривой Балке и Лузановке, в парке имени Т. Г. Шевченко и Аркадии, но и повсеместно в степях юга Украины.

Такими памятниками являются и географические названия, нередко единственные свидетели прошлого. Их происхождением и значением занимается топонимика (топос по гречески — местность, онома — имя).

Тесно смыкаясь с географией, историей,, этнографией, языкознанием, топонимика, которую называют «языком земли». раскрывает многие загадки географических имен и заставляет их рассказывать о прошлом.
Давайте же и мы заглянем в далекое прошлое нашего края, познакомимся с предысторией Одессы, выясним, когда и почему она была так названа.

Итак, Одесса. Легенды и действительность.

Известно, что в Северном Причерноморье с незапамятных времен жили люди. Это и не удивительно. Теплое море, реки, леса щедро снабжали человека своими дарами.

В более близкие времена здесь обитали киммерийцы, скифы, древние славяне. Начиная с VII века до новой эры появились греческие колонисты.

В XIII —XIV веках, когда в Северном Причерноморье хозяйничали татары, на месте нынешней Одессы была стоянка генуэзских судов. Старинные портоланы (морские карты) донесли до нас ее название — Джинестра. Так по-итальянски называется дрок — кустарниковое растение с желтыми цветками, особенно распространенное в причерноморских степях.

...XV век. Одессы еще нет. Пройдут три столетия, прежде чем на географические карты будет нанесено это название. Но именно к XV веку относится документ, в котором впервые упоминается поселение Качибей — ближайший предшественник нашего города.

История Качибея находится в «непосредственной и преемственной связи с историей Одессы, Качибей — это ее колыбель». Так образно выразился один из исследователей.

Некоторые ученые считают, что это название связано с именем крымского хана Кочубея, другие — литовского шляхтича Коцюбы Якушинского. Как известно, к концу XIV — началу XV века Северо-Западное Причерноморье перешло на столетие из-под владычества татар под власть Великого княжества Литовского. Полагают, что именно в это время Коцюба и заложил у Хаджибейского лимана небольшое поселение, получившее епр имя.

Точная дата возникновения поселения пока не известна, а названия в разное время и в различных источниках неодинаковы. Можно предположить, что это различные варианты одного и того же слова, изменявшегося под воздействием разных языков. Сравните: Кдчибей, Коцюбей, Кофобеев, Хаджибей, Гаджибей, Аджибей.

Первое письменное упоминание о Качибее обнаружено к документе, датированном 1415 годом, об отправке в Константинополь нескольких судов, груженных зерном.

Дошли до нас также и различные списки владений, укрепленных мест славян, относящиеся к первой половине V века, в которых часто упоминается название Качибей. Это было значительное поселение с морской пристанью.Сюда, по томительно однообразной, пыльной степи (чумаки называли дорогу к Качибею «Черным» или «Шпаковым» шляхом) тянулись валки с добротной галицийской, волынской, подольской пшеницей. Здесь ее грузили на суда для  отправки морем, В обратный путь обозы возвращались,груженные солью, вяленой рыбой, заморскими товарами. Доставляли в Качибей грузы и по рекам Буг— Кодыма—Куяльник.

В конце XV века Качибей вновь захватило Крымское ханство — вассал Оттоманской Турции. Отныне за поселением твердо укрепилось название Хаджибей. Оно встречается и на карте «Украина в XVI веке», где указывается,что находившейся здесь замок и укрепления Великого князя Литовского разрушены татарами.

В XVII и в первой половине XVIII века Хаджибей снова стал оживленным приморским пунктом. Здесь часто бросали якоря суда с товарами из стран Малой Азии. Из Хаджибея в Турцию отправлялись сельскохозяйственные продукты. Через эту гавань шел и другой «груз»—невольники, захваченные татарами при разбойничьих набегах на украинские селения.

Богатая и плодородная южная степь была опустошена, превратилась в Дикое поле. Только ветер, поднимая вольный ковыль, свободно гулял по его необозримым просторам.А по ночам над степью раздавался заунывный волчий вой.На первый взгляд Дикое поле могло показаться совсем пустынным. Но это было не так. Едва заметными ручейками извивались тропы, соединяющие хутора. В них,, прячась от разбойничьих глаз янычар и ордынцев, жили в понорах-землянках «сиромахи» — беднейшая часть украинского козачества и беглые крепостные. Они уходили от панской неволи на «Туретчину».

Но о том, как им здесь жилось, дает представление рожденная в ту пору поговорка: «Бежал от кабалы панской, да попал в ярмо султанское».

Во второй половине XVIII века в районе Хаджибея обосновалось немало запорожцев. Они поселились на приморской песчаной пересыпи, вдоль балок у Хаджибейского и Куяльницкого лиманов. Так возникли хутора Нерубайское, Усатово и другие. Их жители занимались хлебопашеством, огородничеством, рыбной ловлей, добычей соли, поставляя эти продукты населению Хаджибея. Жили в хуторах также камнерезы, мельники, кожевники.

В начале шестидесятых годов XVIII века турки построили в Хаджибее небольшую крепость ЕниДунья (Новый свет). Ее возвели на обрывистом, поросшем мелким кустарником берегу, в северной части нынешнего Приморского бульвара.

«Оная ж крепость зачалась делаться сего году (1764,— Авт.) из весны... на которую возят камень из степи, с речек и балок околичных...»,— читаем в донесении войскового толмача Константина Иванова о результатах проведенной им разведки турецких тылов.

Всего четверть века просуществовала крепость. 14 сентября 1789 года (в ходе русско-турецкой войны 1787 — 1791 годов) ее взяли штурмом русские воины из корпуса прославленного генерала И. В. Гудовича и отряд украинских казаков под командованием Антона Головатого и Зиновия Чепиги.

Что же представлял собой Хаджибей к моменту его освобождения от турок?

В основном он состоял из землянок и убогих халуп.
Крепость, возвышавшаяся на обрывистом берегу, разделяя поселение на две части Одна из них — низинная — 6ыла расположена на пересыпи, у берегов лиманов. Другая простиралась по плато в сторону нынешних площадей Мира и Театральной. Здесь находился базар, лавки, кофейни.

Ближе к морю, на пристани, был небольшой маячок, выстроились в ряд амбары с провиантом для гарнизона и товарами, предназначенными для отправки в Турцию.

Оставив в Хаджибее, небольшой гарнизон, войска, штурмовавшие крепость Ени-Дунья, устремились вперед, к ,Днестру и Дунаю. Отныне Хаджибей стал важным военным пунктом. Сюда приходили обозы с продуктами,боеприпасами, в бухте готовилась к выходу на Днестр и Дунай формируемая Черноморская гребная флотилия.

Турки терпели поражение за поражением Почти одноврменно с падением Хаджибея, 11 сентября 1789 года,А.В.Суворов одержал знаменитую победу у Рымника. 30 сентября пал Аккерман, 12 ноября — Бендеры, Через год 11декабря 1790 года, суворовские воины взяли штурмом Измаил. Северное Причерноморье было полностью освобождено от захватчиков. С целью его укрепления в начаале 90-х годов XVIII века солдаты и казаки под руководством А. В. Суворова возвели крепости в Тирасполе, Овидиополе и Хаджибее. А 27 мая 1794 года правительство утвердило «План пристани и города Хаджибей», предусматривавший создание нового портового города на Чёрном море.

Рескрипт предписывал незамедлительно приступить к строительству и работы «производить под надзиранием графа Суворова-Рымникского».

Вскоре молодой город получил новое имя — Одесса. Впервые это название встречается 10 января 1795 года в правительственном распоряжении о штате соляного магазина(так тогда назывались склады). А 27 января этого же года в рескрипте об организации Вознесенской губернии указывалось, что к ее Тираспольскому уезду приписан «город Одесса, татарами Гаджибей именованный».

Вероятно, специального правительственного решения о переименовании Хаджибея в Одессу не было. Очевидно, отсутствием официальных указаний о новом названии города и можно объяснить то обстоятельство, что в течение почти двух месяцев в Петербурге его уже именовали Одессой, а на месте по-прежнему — Хаджибеем.

Как это часто бывает, жители Одессы и ее постоянные гости — чумаки — некоторое время не могли расстаться со старым, привычным для них названием. Такое же явление наблюдалось, например, и при переименовании самой «столицы» губернии, бывшей казачьей слободы Соколы (Соколец) в Вознесенск. В течение ряда лет казаки упорно называли город по-старому. Чтобы привить новое название, власти применили... розги.

Точно таким же методом, как вспоминали современники, некоторое время действовали и в Одессе.

Что же означает слово «Одесса» и почему именно так назван город?

С начала XVIII века в России зародилась своеобразная мода называть города по определенным шаблонам. Сперва появились названия, составной частью которых стало немецкое слово «бург» (город) — Петербург, Ораниенбург, Екатеринбург, Оренбург и другие.

Затем южнославянские слова «град» и «слав» вытеснили иноязычное «бург»— Екатеринослав, Елисаветград, Бол-град и т. д. А в последней четверти XVIII века новые города, возникшие в освобожденном от турок Причерноморье, стали называть древнегреческими именами — Севастополь, Симферополь, Тирасполь, Херсон, Одесса.

Считают, что это название берет свое начало от древнегреческого «Одессос».

Ученым издавна было известно о том, что в незапамятные времена где-то на северо-западе Черного моря, на берегу небольшого залива, находилась древнегреческая колоция Одессос. Точного местоположения этой колонии никто не знал. Предполагали, что она была невдалеке от Хаджибейского залива. Это обстоятельство сыграл свою роль в переименовании Хаджибея. Кстати, впоследствии выяснилось, что Одессос находился на месте нынешнего (болгарского порта Варна.

Поскольку рескрипт о присвоении городу имени «Одеса» не обнаружен, можно предположить, что дело ограничилось устным повелением Екатерины II. По этому поводу существует легенда, в которой даже называется дата итого царского повеления — б января 1795 года. Именно и этот день, как утверждает легенда, во дворце на балу зашел разговор о Хаджибее. В ходе этого разговора кто-то предложил переименовать Хаджибей и напомнил о древнегреческой колонии Одессос. И вот тогда Екатерина II будто бы повелела:

Пусть же Гаджибей носит это эллинское название, но в женском роде.

...В годы Советской власти название «Одесса» приобрело новый, высокий смысл: это — город революционной и трудовой доблести, героизма и патриотизма.

С гордостью за город-герой советские люди сегодня читают строки из цикла стихов о борющемся Вьетнаме Евгения Долматовского: «Ведь Хайфон — это же прямо Одесса в сорок первом году».

Одесса — это южные морские ворота Украинской ССР, город трех портов: Одесского, Ильичевского и рыбного.

На борту сотен советских судов, бороздящих просторы Мирового океана, начертано слово «Одесса». Это — порт их приписки.

Сегодня город-герой является крупным промышленным центром республики, поставляющим свою продукцию не только во все уголки нашей Родины, но и во множество зарубежных стран.

И в горах Афганистана, джунглях Индии, на берегах Нила, в пустынях Аравийского полуострова, на острове Свободы, в молодых государствах Африки — в восьмидесяти странах мира — работают машины с маркой заводов Одессы.

Одесса — это город-курорт, значительный культурный и научный центр Советской Украины.

У нас в стране и далеко за ее пределами широко известны высокоурожайные сорта пшеницы и ячменя, носящие название «одесских».

«Одесскими» названы доблестные воинские соединения, громившие фашистов в Причерноморье.

В семидесяти городах страны в память о героической обороне Одессы ее именем названы улицы.

Имя города-героя пользуется большим уважением и за рубежом. Его носят улицы и районы в городах-побратимах Одессы. В Сегеде так именуется новый жилой массив, в Йокогаме и Оулу — парки. А в югославском побратиме — Сплите—еще в начале Великой Отечественной войны коммунист Гилянович назвал свою дочь именем Одессы.

— Я горжусь, что ношу имя города-героя на Черном море,— заявляет Одесса Гилянович.

Но есть еще один город Одесса, заокеанский, в штате Техас. Совсем другой славой пользуется он.

— Вы едете в Одессу! Ведь это же город ультра,— так предостерегали американские друзья советского журналиста Г. Кузнецова, посетившего в 1966 году Техас.

«Здесь,— пишет о заокеанской Одессе Г. Кузнецов,— махровый консерватизм считается добродетелью...»

Какова же история этого города?

В 1881 году рабочие-эмигранты, среди которых были и одесситы, прокладывали в прериях железную дорогу. Один из полустанков и поселок возле него они назвали Одессой. Сегодня это крупный город.

Но и здесь, в цитадели американского фашизма, советский журналист встретил немало искренних друзей нашей страны, города-героя Одессы.

ТАЙНЫ ИМЕН
В Одессе тысячи географических и территориальных названий. Некоторые из них старше города, другие появились по мере его роста, многие рождены в годы Советской власти. Итак, старинные и новые названия...

Таков краткий рассказ о названии нашего города. А теперь перейдем к его улицам. Прежде всего, что такое улица?

«Улица,— читаем в энциклопедии, —территория в пределах населенного пункта, предназначенная главным образом для движения городского транспорта и пешеходов и ограниченная обычно рядами застройки. Улица включает проезжую часть, тротуары, зеленые насаждения».

Точное определение. В нем и внешняя характеристика улицы, и характеристика ее назначения.

Но ведь она — творение человека. Она как зеркало отражает всю его жизнь: и будни, и праздники людей, их радости и горе.

Улица — своеобразный социальный барометр.

,,Предписываю принять энергичные меры и водворить порядок на улицах,,.— такую телеграмму министра внут-Р мних дел Российской империи получили одесские власти июле 1903 года.

Но полиция в те памятные дни даже не решалась показаться на улицах. Их полновластными хрзяевами впервые в истории города стали забастовавшие одесские рабочие.

Помнят улицы приморского города и суворую поступь революций:июньские и октябрьские баррикады 1905 года; первомайскую и ноябрьскую демонстрации рабочих и красногвардейцев в 1917 году; победоносные бои за Советскую власть в январе 1918 года.

А вот, например, как описывает одесские улицы времен гражданской войны наш земляк А. Казачинский в веселой и остроумной повести «Зеленый фургон».

«Война вливалась в русла улиц. Каждая улица имела свое стратегическое лицо. Улицы давали названия битвам. Были улицы мирной жизни, улицы мелких стычек к улицы больших сражений — улицы-ветераны. Наступать рт вокзала к думе было принято по Пушкинской, между тем как параллельная ей Ришельевская пустовала. По Пушкинской же было принято отступать от думы к вокзалу. Никто не воевал на тихой Ремесленной, а на соседней Канатной не осталось ни одной не простреленной тумбы. Карантинная не видела боев — она видела только бегство. Это была улица эвакуаций, панического бега к морю, к трапам отходящих судов».

Вспомним также посуровевшие улицы периода героической обороны Одессы: перекрытые баррикадами проезды, длинные очереди людей, томящихся в ожидании воды; оконные стекла, заклеенные накрест полосками бумаги; дома, затаившиеся в сплошном мраке светомаскировки.

Воскресим в памяти один из черных дней оккупации — 23 октября 1941 года, когда фашисты уничтожили тысячи ни в чем не повинных людей. Уличные столбы и деревья палачи превратили в виселицы.

Особенно ужасающий вид имел Александровский проспект: по всей длине его внутреннего бульвара висели трупы.

А теперь представим себе город в день его освобождения — 10 апреля 1944 года:

Одесса! К булыжнику улиц Подошвы бойцов прикоснулись...

Бежала девчонка босая,

Цветы им под ноги бросая.

Так запечатлел этот день поэт Семен Кирсанов.
http://uploads.ru/t/m/E/7/mE7w4.png
В праздничный вечер.

С тех пор прошло почти три десятилетия. Жизнерадостны, красивы, полны трудового ритма мирные улицы города-героя. С каждым днем обновляются и хорошеют они. И непрерывно растет их семья.

Вряд ли найдется человек, который не любит улицы, где прошли его детские и школьные годы, где он начал трудовую жизнь, встретил свою подругу и создал семью, где многое — результат его творческой деятельности. Об этом и в песнях поется. Помните?

На свете много улиц славных,

Но не сменяю адрес я:

В моей судьбе ты стала главной,

Родная улица моя.

В наши дни любовь советских людей к родному городу находит свое яркое проявление в массовых субботниках и воскресниках по его благоустройству и озеленению, в повседневной борьбе за трудовую честь, культурный облик и здоровый быт города, в ставших традиционными праздниках улиц.
РАЗНЫЕ БЫВАЮТ НАЗВАНИЯ...

В Одессе насчитывается около тысячи трехсот улиц и переулков. Если бы все улицы города вытянуть в одну линию, она составила бы огромную магистраль от Одессы до Харькова.

В каждом городе улицы образуют сеть. И чем крупнее город, тем она сложнее.

Разобраться в сети города помогают микротопонимы — наименования улиц, площадей, переулков, мостов, холмов и других объектов. И порой не просто разобраться. Возьмем, к примеру, наименование одного и того же объекта:Думская площадь в дореволюционной Одессе и площадь Коммуны сегодня.

В первом случае оно отражает господство привилегированных классов самодержавной России, во втором — утверждает власть народа, подлинного хозяина страны.

А вот еще одно название, бытовавшее в старой Одессе,— Сахалинчик. Оно было рождено народом и в определенной мере отражало его бесправное и тяжелое положение.

Казалось бы, что общего между южным черноморским юродом Одессой и далеким тихоокеанским островом-каторгой, каким до революции был Сахалин? Может показаться, что это просто получившая всербщее признание удачная шутка. Но если разобраться поглубже, то выясняется, что в одесском названии «Сахалинчик» был заложен глубокий смысл, Такой же, как и в метких народных поговорках о старом Сахалине: «Кругом море, а посреди горе», «Кто на Сахалине не бывал, тот и горя не видал».

Можно смело утверждать, что одесский Сахалинчик являлся как бы микроскопической копией Сахалина. Это был особый мирок, утопавший в вечной грязи и пыли, с полу-развалившимися хибарами. Здесь жили самые нищенские слои населения. К тому же Сахалинчик находился невдалеке от тюрьмы. Из нее часто, звеня кандалами, тянулись подгоняемые конвоирами колонны арестантов в серых халатах и суконных бескозырках. Их гнали в порт для отправки на Сахалин.

В те годы среди арестантов была популярной песня, которую приводит в своих воспоминаниях видный деятель (большевистской партии Е. М. Ярославский, сидевший а 1905 году в одесской тюрьме:

Прощай, моя Одесса,

Славный карантин.

Нас завтра угоняют На остров Сахалин!..

УЛИЦЫ,В «РЯДЫ» СТРОЙСЯ!

В дореволюционной Одессе нередко улицы именовали по фамилиям домовладельцев. Такие названия как бы входили в одну семью, или, говоря языком топонимики, составляли один ряд. В данном случае ряд по принципу домовладения.

Далеко не последнюю роль в дореволюционной микротопонимике играла религия. Улицы называли по местонахождению церковных храмов и монастырей, по дорогам, ведущим к ним. Это также был отдельный топонимический ряд.

Таких рядов в микротопонимии Одессы много. Старейший из них образует названия по направлению дорог и городских улиц к месту, куда они ведут. С этого ряда и начнем рассказ.

С первых же дней возникновения портового города росли его экономические связи с другими населенными пунктами страны. Зерно, различные товары, почта доставлялись гужевым транспортом по грунтовым дорогам. Главными трактами, сходившимися в Одессе, были Московский, Тираспольский, Балтский. Последний являлся началом Петербургского тракта. В городской черте эти дороги застраивались с обеих сторон домами, превращались в улицы. Вполне естественно, что они получили наименование дорог, началом которых являлись. Так в Одессе возникли Московская, Херсонская (ныне Пастера), Тираспольская улицы.

Порой их даже не называли улицами, а просто дорогами: Балтская, Овидиопольская, Николаевская (ныне дорога Котовского), Куяльницкая, Хаджибейская и другие.

Принцип наименования улиц по их направлению к тому ели иному населенному пункту удобен и для запоминания. Очевиднр, поэтому он оказался очень живучим. Уже в наше время одна из улиц спутника Одессы — Ильичевска -Измаильская - получила свое название по географическому направлению.

Порт всегда был главным нервом в жизни города. И не случайно улицы, возникшие на путях к порту, отражают и своих названиях направление к нему в целом или к отдельным его объектам. Так, например, одна из центральных улиц города называлась Гаванной (ныне улица Степана Халтурина). Она действительно указывала общее направление к гавани.

Другая важная магистраль вела к молу, на котором в 1795 году был учрежден медицинский карантин для охраны города и страны от «чумной и других зараз». Мол до сих пор называется Карантинным. Одноименное название получила и дорога, ведущая к нему. По ней пролегли Карантинная (ныне Лизогуба) улица и Карантинный спуск.

Некоторые старые названия улиц даже не нуждаются и объяснениях. В частности, это относится к улицам, которые вели к рынкам и базарам. Таковы Базарная, Староконная, Конная, Торговая, Привозная улицы. Они помогали приезжему ориентироваться внутри города, так же как и названия улиц по дорогам при выезде из него.

Географический ряд микротопонимии Одессы весьма обширен. Вот еще одна из важных его разновидностей. Сам характер местности, на которой застраивается город, всегда определяет не только его планировку, но и в какой-то мере наименование его улиц.

Одесса строилась на относительно ровном плато. Казалось бы, что планировка города здесь не представляла особой трудности. Но дело в том, что плато пересекали многочисленные балки. Следы этих морщин земной поверхности сохранились в виде спусков и лестниц города.. Живописные мосты связали в единое целое районы, в прошлом разделенные балками. Это своеобразие рельефа местности нашло свое отражение в названиях улиц и частей Одессы. Так, например, бывшая Дюковская уже в наше время удачно названа Нагорной. Она действительно проходит по краю возвышенного плато. Точно так же соответствуют своим названиям переулки: Обрывистый, Овражный.

По-видимому, и Высокий переулок в Ильичевском районе, который отнюдь не выше соседних улиц, своим названием обязан тому, что начинается от высокого места — Чумной горы. Ныне Высокий переулок носит имя героя Одесского подполья Лопатто.

Остановимся подробнее на балках. По названиям балок и ныне именуются некоторые районы Одессы. Например, Кривая Балка с ее многочисленными улицами, шахтами и цементным заводом.

Отдельные названия в наши дни звучат просто анахронизмом. Бурлачыо Балку, где теперь находится институт виноградарства и виноделия имени В Е. Таирова, назвали так потому, что в прошлом она служила пристанищем для бурлаков. В России, особенно на Волге, так называли «судорабочих», волочивших при помощи лямок суда вверх по течению реки или мимо перекатов. А на Украине «бурлаками» называли бездомных крестьян, которые в поисках счастья бежали в Северное Причерноморье, на «Дунай-мати, що не дае нам погибати», на Днестр.

Интересную зарисовку из жизни обитателей одесской Бурлачьей Балки находим в очерке В. Данилова «Из Запорожья в катакомбы», опубликованном в апреле 1913 года в журнале «Исторический вестник».

«— Неужели и в старину люди бедовали в этом краю?

— А уже как вы думаете, чего Бурлачья Балка прозывается Бурлачьей? Беглые и всякая бурлачня жили в ней лето и зиму. Как выпадет, бывало, морозная да снежная зима, то бабы бурлаков и просятся с детьми в хаты до людей; а мужики так и пропадали на холоде. Разведут бывало костры около своих дырявых куреней да и греются на морозе. Там у них, рассказывают люди, что старее меня были, и поп свой был какой-то, тоже беглый. Свадьбу справляли не по-нашему. Обведет молодых вокруг дома да протри раза отче наш — вот и все его венчание, Такая-то кумедия...»

Прошли годы. В период коллективизации бывшие одесские бурлаки объединились в колхоз «Вильний бурлак».

По самой длинной балке города протянулась улица, так и названная — Балковская (ныне улица Фрунзе).

Особенно большую роль в жизни старой Одессы сыграла Водяная Балка. Она не только снабжала город водой. Обилие источников в балке определило занятие окрестных жителей. Здесь возник один из пригородных сельскохозяйственных районов Одессы, где выращивался виноград (Виноградная улица) и где жили колонией болгары-огородниики (Колонистская). В этом же районе разводили скот, о чем свидетельствует название — Бугаевка. Та самая.

О которой Эдуард Багрицкий писал:

Бугаевка! Выйдешь на дорогу,

А из степи древнею тоской По забытому степному богу Веет ветер, наплывает зной.

...Только свистнув,суслик полосатый Встанет над колючками стерна.

Эту поэтическую характеристику старейшей сельскохозяйственной окраины города дополняли и такие названия улиц, как Хуторская, Степовая. За ней кончался город и начиналась бесконечная степь. По этому поводу метко заметил наш современник и земляк писатель Лев Славин.  С одной стороны Одессу омывает море, с другой - степь. Степь — украинская, море — многоязычное».

На другой окраине города — Слободке — по сей день со хранились названия улиц — Полевая и Левадная.

«Улицы впадают в океан» — так назвал свой сборник стихов, посвященных Одессе, поэт И. Рядченко. И не только впадают — часто своими названиями они обязаны морю: Морская, Приморская, Рыбачья, Якорная, Приморский бульвар, Черноморская. «Я полюбил эту окраинную улицу,— писал о ней К. Паустовский,— ...Она тянулась по краю высокого обрыва над морем. С Черноморской улицы открывалось море — великолепное во всякую погоду... Улица была морским форпостом Одессы».

Есть в Одессе улицы Доковая, Танкерная, Краснофлотская, Китобойная, на которой живут моряки китобойного промысла. Связанные с морем названия носят многие переулки: Заливные, Байдарочный, Лодочный, Водный, Маячный, Мореходный, Китобойные, Мичманские, Верфяной, Килевой, Портовый. А один из спусков называется Матросским. Он ведет к одноименной слободке. Подавляющее большинство такого рода названий, воспроизводящих колорит приморского города, возникло в coветскоe время.

В названиях некоторых переулков и улиц запечатлены границы города и выезды из него. Таковы Выездная и Кордонная улицы. Еще недавно улица Кордонная действительно проходила по юго-западной границе Одессы.

Ныне же здесь, в степи за Кордонной улицей, выросли одесские Черемушки. Частью их стала и сама улица Кордонная, переименованная в улицу Малиновского. Такая же участь постигла и Крайнюю улицу: она перестала быть крайней.

В микротопонимии Одессы можно встретить немало случаев, когда та или иная характерная черта улицы, переулка становится их названием. Нередко спрашивают, почему одна из улиц долгие годы именовалась Косвенной. Но стоит пройти из конца в конец по этой косой, изогнутой улице, и станет ясно, что название давало ей точную характеристику. Треугольный переулок назван так потому, что берет начало от трех углов, образуемых улицами Советской милиции, Чичерина и Щепным переулком. Малый переулок (ныне Маяковского) действительно крохотен, а Ступенчатый спуск состоит из широких площадок — своего рода ступеней.

Одной из крупнейших улиц Одессы является Долгая, та многокилометровая автомобильная магистраль начинается на 3-й станции Черноморской дороги, идет к Большому Фонтану и заканчивается на улице Амундсена. Что-бы проехать по ней, нужно затратить немало времени. Поэтому и назвали ее Долгой. По характерному признаку первоначально называлась Прямой и одна из улиц в Ново-Аркадийском жилом массиве (ныне улица Черняховского). По таким же специфическим чертам названы Окружная, Клиновая, Круговая улицы, Ломаный, Тупиковый и другие переулки.

Особый ряд составляют улицы, название которых определяет местонахождение на них какого-либо объекта, выделяющегося по внешнему виду или важного по значимости.

На нынешней Дерибасовской таким объектом-«командиром» поначалу была первая в Одессе гимназия, и улицу назвали Гимназской.

Когда-то рядом с Куликовым полем (ныне площадь имени Октябрьской революции) была Тюремная улица. После постройки на месте тюрьмы здания Земской управы ее переименовали в Земскую. Как видите, улицы нередко «реагируют» на изменения, происходящие в их жизни.

Наличие городской почтовой экспедиции, театра, госпиталя, казарм — все это нашло в свое время отражение в названиях улиц: Почтовая (ныне Жуковского), Театральная (ныне Ленина), Госпитальная (ныне Б. Хмельницкого), Казарменный переулок (ныне переулок Некрасова). В Одессе и сегодня немало таких названий — своего рода  визитных карточек»: Ипподромная, Бассейновая улицы; Аптекарский, Банный, Ванный и другие переулки.

Но бывает и так: улицы сохранили свои старые названия, а признак, определивший их возникновение, утратили. Например, на Комитетской улице уже давно нет никакого комитета, на Манежной — манежа. Здесь сказывается живучесть отдельных старых названий. Характерна в данном случае и улица Лесная. С давних времен на ней были склады леса, работал лесопильный завод. Сейчас здесь нет ни складов, ни лесопилки, но улица носит прежнее название.

Старое название сохранилось и за улицей Столбовой. Улица долгое время была расположена далеко за пределами Одессы и вследствие слабой застройки больше походила на столбовую дорогу, чем на улицу. Здесь вливался в пригород северо-западный почтовый тракт с верстовыми столбами. Сейчас Столбовая — значительная магистраль, на которой расположены крупные промышленные предприятия.

Точно так же мы говорим: Ближние, Дальние Мельницы, Первая, Вторая заставы, хоть ни мельниц, ни застав в этих районах города давно уже нет. Топонимисты объясняют это тем, что «язык отстает от жизни». Люди не сразу расстаются с названием Уже исчезнувшего объекта и продолжают называть его по-прежнему.

А недавно наш город встретился с другим, прямо противоположным явлением. Одну из новых улиц назвали Зоопарковой. Предполагалось, что сюда переведут зоопарк. Шли годы, идея не осуществилась, а название осталось. Не исключено, что если оно удержится, наши потомки отнесут его к разряду топонимических загадок.

ПО ВОЛЕ ВЛАСТЬ ИМУЩИХ

Некоторые названия в дореволюционной Одессе, как и в других городах самодержавной России, образовали сословно-административный ряд.

По воле власть имущих увековечивались имена царей, цариц, членов их семей, знатных вельмож, наместников края и градоначальников.

Как уже упоминалось, значительное место в микротопонимии старой Одессы занимал также ряд домовладельческий. Имена крупных домовладельцев — всех этих Зайцевых, Трусовых, Мандражи, Дурьянов, Ямчицких, Авчинниковых — носила добрая сотня улиц и переулков.
Называли улицы и переулки также в честь филантропов. Вот, к примеру, история наименования переулка Трушевкого. В последней четверти прошлого века одесский богач Трушевский пожертвовал деньги на строительство церкви при городском сиротском приюте. Заметим, что такого рода благодеяния обычно оговаривались какими-либо условиями жертвователя. Трушевский, например, пожелал, чтобы в возведенной на его средства церкви был оборудован фамильный склеп. Естественно, что воля богача была удовлетворена. Более того, когда по соседству с приютом появился новый переулок, церковники настояли, чтобы он был назван именем Трушевского.

Короче говоря, из власть имущих почти никто не был обойден. И словно подчеркивая наличие двух Одесс — для избранных и для простолюдинов,— появились в микротопонимии города два собирательных названия улиц: Дворянская — в центре города и Мещанская — на границе с рабочей Молдаванкой.

ФОРШТАДТЫ,РЯДЫ И СЛОБОДКИ...

Слово «мещанин», которое теперь воспринимается как определение человека с мелкими интересами и узким кругозором, первоначально означало «горожанин низшего разряда». В сословие мещан входили ремесленники, мастеровые, мелкие торговцы и служащие.

«Одесса — город мещанский»,— читаем в справочнике конца XIX века,— из общего числа населения 196 775 мещан и 80 775 крестьян».

А дворян тогда в Одессе насчитывалось 17 144. И тем не менее именно это меньшинство вместе с пятью тысячами купцов, фабрикантов и банкиров распоряжалось городом как собственной вотчиной.

Первоначально мещан в Одессе было совсем немного.Город испытывал острейшую нужду в мастеровых, ремесленниках, особенно квалифицированных. Из-за этого в Одессе невозможно было достать многих необходимых предметов домашнего обихода. Заметим, что даже стулья для своей резиденции Ришелье пришлось в 1803 году выписать из Херсона. Сохранилось любопытное письмо министра коммерции графа Румянцева на имя герцога о том, что его просьба удовлетворена и в Одессу отправлены столяр, булочник и слесарь. Однако так продолжалось недолго. Уже через два десятилетия после основания города в нем числилось около двух тысяч ремесленников, объединенных в цехи. Они селились по роду занятий (в одном месте — кузнецы, в другом — каретники и т. д.), образуя «ряды» в различных форштадтах.

Слово «форштадт» (в переводе с немецкого — предместье) обычно применялось для обозначения части города, прилегающей к крепости, форту.

Как известно, еще до основания Одессы на территории нынешнего ЦПКиО имени Т. Г. Шевченко была построена русская крепость (1793 год). Планировалось также возвести на мысу, где сейчас расположен Дворец пионеров, форт, отведя под эспланаду (незастроенное пространство) район между сегодняшними Приморским бульваром и Театральным переулком. От этого запланированного, но так и не возведенного форта, по существу, и началось строительство нашего города.

Сначала Одесса делилась на два форштадта — Военный и Греческий. В Военном форштадте, расположенном в районе между нынешней улицей Советской Армии и Новым базаром, выросли ряды — Кузнечный, Рыбный, Дегтярный, Садовый и другие.

Из рядов возникли многие улицы.

Вплоть до начала XX века одна из улиц, заселенная ямщиками, называлась Ямской. Профессия ее жителей придала характерные черты примыкавшему к ней району. Вблизи Ямской выросла Кузнечная улица, где жили и работали кузнецы. Тут же находился Каретный переулок,застроенный каретных дел мастерами. Иными словами, здесь все было связано в единый трудовой узел, обеспечивающий извоз.

Сами за себя говорят названия таких улиц, как Мастерская, Ремесленная.

Иногда улицы именовались не по специальностям и профессиям, а по выпускаемой продукции. Таковы, например, Канатная улица (ныне Свердлова) и поныне существующий Канатный переулок, как бы зарегистрировавший производственное прошлое этого микрорайона, а также Бисквитный, Шампанский, Кирпичный переулки, Известковая и другие улицы.

Многие ремесленники и мастеровые строили свои домики за пределами форштадтов, на будущих окраинах города — слободках. Так издавна называли в России поселения, образуемые вольными, то есть свободными от крепостной зависимости людьми.

В дореволюционной Одессе было немало слободок: Романовка, Воронцовка, Раскидайловка, Новая, Матросская и другие.

ЗДЕСЬ ХОДИТ ГОРДЫЙ СЛАВЯНИН

25 июня 1795 года власти официально объявили, что один из районов города, именуемый Пересыпью, отдается для заселения «тем казакам Черноморского войска, которые не отправились на... пожалованную им 30 июня 1792 года на Тамани землю». Речь шла о 404 казаках, осевших вскоре после падения турецкой крепости Ени-Дунья в районе Xаджибея.

Таким образом, первопоселенцами нового города явились украинцы (их поначалу называли в Одессе «пересыпские казаки»),

В одном из трудов об Одессе сказано: «Беглые крестьяне, бродячий, бездомный люд нашел в Одессе убежище, кров и безопасность... К ним присоединились солдаты, окончившие трудную службу в походах Румянцева, Суворова, Репнина, Потемкина, запорожцы из разогнанной Сечи, матросы гребной Черноморской флотилии, совершившие столь великие подвиги на Дунае и под стенами Измаила, рабочие из солдат и добровольцев, вбившие первые сваи мола и заложившие собственными руками первые каменные основания Одессы. Эти труженики, которым Одесса обязана своей жизнью, составили вместе с тем и первый оседлый ее элемент».

Но спрос на рабочую силу опережал ее приток. Поэтому пришлось послать вербовщиков в глубинные районы страны.

Одесса строилась руками украинцев и русских. Они же составили преобладающую часть населения нового города и его окрестностей.

Одновременно сюда прибывали беженцы из порабощенных Оттоманской Турцией стран — болгары, греки, албанцы.

Нередко беженцам помогали переправляться в Одессу русские моряки. Приведем один из многих волнующих фактов той поры...

29 сентября 1801 года в порту бросила якорь шхуна. Шкипер, отставной прапорщик русской службы Москули, доложил, что на пути в Одессу многодневная буря занесла его к берегам Румелии.

Увидев судно под русским флагом, на пристань сбежались болгары и греки. Они рассказали морякам о зверствах, поработителей, опустошавших край.

— Янычары не только сжигают наши дома, вместе с ними они предают огню и людей. Спасите нас!

Русский шкипер взял на борт 148 беженцев и доставил их в Одессу.

Здесь, на новой родине, они получили и кров, и работу.

Заселение города людьми других национальностей нашло свое отражение и в наименованиях улиц. Они относятся к этнонимическому ряду (этнос с греческого — народ).

Таковы Болгарская, Греческая с одноименной площадью, Арнаутские — Большая и Малая (арнаутами турки называли албанцев. Это название привилось и в России). В начале XIX века на левый берег Днестра, спасаясь от турецкoro ига, перешло много молдавских семей. Немало их поселилось в Одессе. Они заняли район у Водяной Балки, Отсюда и название — Молдаванка.

Одесса входила в так называемую «черту оседлости», и которой разрешалось жить евреям, что также нашло свое отражение в названии улицы Еврейская.

Жили в Одессе и итальянцы. Вот почему в списке старых наименований находим Итальянскую улицу и бульвар.

Обосновались здесь и немцы-ремесленники. Некоторые из них осели в северо-западной части города, организовав немецкую колонию. Впоследствии в этом районе появилась кирха (заложена в 1824 году) и Лютеранский переулок. Почти одновременно на далекой южной окраине  под покровительством Ришелье возникла немецкая колония Люстдорф (Веселое село)—ныне Черноморка.

Крупные операции по торговле зерном вели польские магнаты-землевладельцы из Подолии и Волыни: Потоцкие, Сабанские, Ярошевские и другие. Они предпочли продавать за границу хлеб без посредников и поэтому поселились в Одессе, построив здесь огромные хлебные магазины и большие дома.

Так родились названия — Польская улица, Польский спуск, Сабанский переулок.

Рассказ об иноземных жителях дореволюционной Одессы был бы неполным без следующей справки. В общей сложности по отношению к коренному населению иностранцев в дореволюционной Одессе никогда не насчитывалось более 8 процентов.

На Одессе при всей национальной пестроте ее,— писал Л. Славин, — лежал явственный украинский отпечаток. В крестьянском хлопце, в капитане дальнего плавания, в университетском профессоре вдруг проглядывал сохранившийся во всей чистоте тип запорожца из казацкой сечевой вольницы — весь этот сплав удали, юмора, силы, поэзии».
ИХ НЕ ПРИНЯЛ НАРОД

Топонимика знает немало случаев, когда не прививались названия, чуждые по своему содержанию народу. Так, например, после убийства в 1911 году душителя революции, архиреакционера Столыпина, городская дума присвоила его имя Садовой улице. Но дальше решения дело не пошло: одесситы не признали этого названия. Оно встречается лишь на некоторых планах города. Такая же судьба постигла в том же 1911 году и другое переименование. Царские власти с большой помпой отмечали 50-летие освобождения крестьян от крепостной зависимости. Однако народ хорошо знал подлинную цену «реформы 19 февраля». Поэтому прпытка думы назвать Госпитальную улицу именем 19 февраля 1861 года потерпела крах.

Оконфузились и церковники, попытавшиеся в начале XX века заменить привычное название — Новорыбная улица — именем святого Пантелеймона-целителя. Название не прижилось.

Бывали и забавные истории. Так, одна из старейших улиц по имени болгарского купца домовладельца Гулева называлась Гулевой. О нем с годами забыли, а название переосмыслили. Поскольку улица вела от рабочих окраин! к центру с его садом, магазинами, по ней обычно гуляли,поэтому происхождение названия улицы стали связывать с глаголом «гулять».

В общем, произошло то же, что в Петербурге с мостом, возле которого находился трактир некоего Поцелуева.
http://uploads.ru/t/d/N/8/dN8qt.png

Памятник Л. Н. Толстому
Это случайное обстоятельство сыграло решающую роль: появилось всем понятное название... Поцелуев мост. Но со временем, когда о трактирщике забыли, название переосмыслили, Оно стало восприниматься как «мост поцелуев».

Такого рода переосмысливания довольно частое явление и возникают не по чьей-либо прихоти и не являются причудами речи, а рождены стремлением раскрыть топоним по содержанию, придать ему понятное смысловое значение.

Поэтому, когда власти переименовали Гулевую в улицу Карангозова, бывшего генерал-губернатора, многие одесситы продолжали называть ее по-прежнему.

Но стоило присвоить этой улице имя Льва Николаевича Толстого, и оно за короткий срок вытеснило, казалось бы, прочно укоренившееся название — Гулевая.

СЛАВНЫЕ, ДОРОГИЕ ИМЕНА
Современные названия одесских улиц шаг за шагом восстанавливают путь, пройденный городом, революционную борьбу трудящихся Одессы, победу социалистической революции и все этапы более чем полувековой истории Советской власти.

Упорядочение названий началось вскоре после окончания гражданской войны. В ноябре 1922 года вся страна готовилась к празднику пятилетия Октября. В одесских газетах того времени находим следующее сообщение: «Комиссия по проведению октябрьских торжеств в Одессе окончательно решила переименовать в ознаменование пятилетия Октябрьской революции следующие улицы: Успенскую — в улицу т. Чичерина, Церковную — в улицу т. Трофимова, Бажакина — в улицу т. Богатова, Градоначальницкую — в улицу Перекопской победы, Малороссийскую — в улицу т. Лазарева. Кроме того, решено переименовать площадь Революции (бывшее Куликово поле) в площадь Октябрьской революции».

Таких решений о переименовании устаревших названий в то время было немало.

С плана города начали исчезать ненавистные дворянские, купеческие, религиозные названия. Имя первого народного комиссара иностранных дел, одного из соратников В. И. Ленина — Георгия Васильевича Чичерина быстро вытеснило старое название улицы — Успенская. А на Пересыпи большую радость трудящихся вызвало появление табличек с новым названием бывшей Церковной улицы — «улица Деда Трофима»: так называли в Одессе испытанного большевика Андрея Васильевича Трофимова. Большой любовью рабочих приморского города пользовался Петр Станиславович Лазарев, один из руководителей Январского восстания, командующий войсками Одесского гарнизона и Третьей Особой армии в 1918 году, смелый подпольщик, замученный деникинцами в январе 1920 года. Именем Лазарева была названа улица Малороссийская, на которой одно время жил Петр Станиславович.

А имя солдата партии, пересыпского рабочего, секретаря профсоюза металлистов Алексея Богатова, также погибшего в белогвардейском застенке, появилось на табличках улицы, ранее называвшейся по имени домовладельца Бажакина.

Увековечила Одесса и соратника Лазарева Александра Хворостина, расстрелянного контрразведчиками. Его именем названа бывшая Прохоровская улица.

Так впервые улицам стали присваивать имена людей из народа. Они постепенно вытеснили названия, связанные с «высоким» происхождением, «голубой» кровью, толстой мошной, поповскими байками.

Вот еще один характерный пример. В феврале 1920 года, буквально через несколько дней после изгнания деникинцев из города, телеграф принес печальную весть: в расцвете сил скончался видный деятель Коммунистической партии и советского государства, первый нарком почты и телеграфа республики Вадим Николаевич Подбельский. Прах большевика был захоронен на Красной площади в Москве. В эти дни в Одессе появилось новое название: улица Подбельского. По просьбе работников связи так назвали Коблевскую, на которой находится экспедиция и другие технические службы главного почтамта.

Улица Подбельского — первенец новых названий в городе. Многие из них родились по инициативе участников революции. Народ не забывает своих героев. Он бережно хранит в памяти их имена и увековечивает в названиях улиц. Перед нами интересный документ первых лет Советской власти в Одессе — отчет о вечере воспоминаний старых большевиков. Мы читаем в нем: «Дальше тов. Смагин (бывший сотник Красной гвардии,— Авт.) предлагает Торговую улицу, где находился штаб Красной гвардии, назвать именем последней». Так появилось новое название улицы, а затем было увековечено имя начальника одесской Красной гвардии Чижикова.

В 1923 году, в канун шестой годовщины Октября, по предложению ВУЦИКа улица Новосельского была названа именем Островидова. Это был интересной судьбы человек, известный оперный певец, пришедший в революцию сложными путями. В апреле 1921 года В. А. Островидов был зверски убит украинскими буржуазными националистами.

Названия улиц, увековечивающие имена людей, отдавших жизнь за свободу и счастье народа,— самый обширный топонимический ряд. Таким же крупным рядом являются названия, запечатлевающие этапы революционной борьбы и отражающие любовь советских людей к Коммунистической партии и ее основателю и вождю В. И. Ленину.

Так, в честь партии названы улицы Большевистская, «Правды», поселок «Большевик».

Имя великого Ленина носят два ведущих промышленных района города — Ленинский и Ильичевский, спутник Одессы — поселок и порт Ильичевск, Ленинский поселок, одна из красивейших магистральных улиц города, центральная улица поселка Ильичевск.

Увековечены в названиях улиц соратники В. И. Ленина — Я. М. Свердлов, М. И. Калинин, Ф. Э. Дзержинский, Г. К. Орджоникидзе, В. М. Куйбышев, С. М. Киров, Е. М. Ярославский, В. В. Воровский, В. А. Володарский, Н. Э. Бауман, Г. И. Петровский и другие. Многие из них неоднократно по заданию партии бывали в Одессе.

Есть в Одессе переулок и новый поселок, носящие имя соратника и друга В. И. Ленина — Надежды Константиновны Крупской, которая на протяжении многих лет была тесно связана с Одесской партийной организацией.

Широкое отражение в названиях частей города нашел бурный 1905 год: сквер имени 9 Января, спуск и площадь Вакуленчука — матроса-большевика, организатора восстания на броненосце «Потемкин», улица Матюшенко — одного из героев этой славной эпопеи, площадь Потемкинцев и Потемкинская лестница. В названии улицы увековечена память уроженца Одессы лейтенанта Шмидта, возглавившего революционное выступление матросов-черноморцев в ноябре 190S года. А одна из площадей и улиц носит имя 1905 года.

Названия одесских улиц всегда будут напоминать о верных сынах и дочерях Коммунистической партии — Я. Б. Гамарнике, Николае Ласточкине (И. Ф. Смирнове), Жанне Лябурб, Елене Соколовской, П. И. Мизикевиче, П. И. Старостине, М. Д. Томасе, отважно боровшихся за установление Советской власти на Одесщине, возглавлявших подполье в период австро-германской оккупации, англо-французской интервенции и деникинщины.

Одна из характерных черт Одессы, отраженная в названиях, — высокое чувство интернационализма. В именах улиц увековечены основоположники марксизма — Карл Маркс и Фридрих Энгельс, марксисты Август Бебель и Франц Меринг, руководители немецкого рабочего движения Карл Либкнехт и Роза Люксембург, зверски убитые в 1919 году. Есть в Одессе Спартаковская улица и одноименный переулок, названные так в честь спартаковцев — немецких левых социал-демократов, предшественников коммунистов Германии. Многие улицы носят имена руководителей братских коммунистических партий: Клары Цеткин, Эрнста Тельмана, Вильгельма Пика, Георгия Димитрова, Мориса Тореза, Долорес Ибаррури, Юлиуса Фучика.

Братская солидарность с трудящимися всего мира, свойственная советским людям, также нашла свое выражение в названиях улиц: Коминтерна, Испанская, Интернациональный переулок.

Одесса увековечила имена итальянских рабочих-революционеров Николо Сакко и Бартоломео Ванцетти, которые, несмотря на протесты прогрессивной общественности мира, были безвинно казнены в США 23 августа 1927 года.

Зверское убийство неоколонизаторами в 1964 году вождя конголезского народа Патриса Лумумбы отозвалось болью и гневом в сердцах одесситов. На общегородском митинге было решено назвать его именем проспект нового поселка судоремонтников.

Названия улиц города воспроизводят страницы бурной общественной жизни, большого революционного пути, пройденного нашим народом в XiX веке. Памятью о «первых русских революционерах», как назвал их Б. И. Ленин, являются улицы Декабристов, Пестеля, Рылеева. Запечатлены также имена великих русских революционеров-демократов и мыслителей — В. Г. Белинского, Н. Г. Чернышевского, Н. А. Добролюбова, А. И. Герцена, имена руководителей «отчаянной схватки с правительством горсти героев» (В. И. Ленин) — народовольцев Андрея Желябова, Веры Фигнер, Софьи Перовской, Николая Кибальчича.

Прочно вошли в топонимию города имена замечательных русских рабочих-революционеров — Степана Халтурина, Петра Мойсеенко, Виктора Обнорского, имя рабочего-искровца Ивана Бабушкина, названного Лениным «гордостью партии».

О первой в России рабочей организации —«Южнороссийском союзе рабочих», созданном в Одессе в 1875 году, напоминает улица, носящая имя Евгения Осиповича Заславского — организатора и руководителя «Союза».

Наш народ гордится своими Вооруженными Силами, разгромившими интервентов и белогвардейцев, сломавшими хребет фашистскому зверю. Список улиц Одессы украшают имена советских полководцев — героев гражданской и Великой Отечественной войн: В. И. Чапаева, Г. И. Котовского, Н. А. Щорса, С. М. Буденного, М. В. Фрунзе, К. Е. Ворошилова, И. Э. Якира, А. Я. Пархоменко, Ф. И. Толбухина, Н. Д. Черняховского, Н. Ф. Ватутина, Л. М. Доватора.

О героической обороне Одессы в 1941 году, партизанской борьбе и освобождении города от фашистских оккупантов рассказывают улицы, носящие имена вице-адмирала Г. В. Жукова, генералов И. Е. Петрова, В. Д. Цветаева,полковника Я. И. Осипова, майора Н. В. Богданова, сержантов Нины Ониловой и Александра Нечипуренко, партизан и подпольщиков В. А. Молодцова (Бадаева), Якова Гордиенко, Н. А. Гефта, В. Д. Авдеева.

События Великой Отечественной войны нашли отражение и в таких названиях улиц: Героев Обороны,, Партизанская, Гастелло, Панфилова, Зои Космодемьянской, Лизы Чайкиной, Олега Кошевого; парк «Победа», аллея Славы, площадь 10 Апреля (день освобождения Одессы).

Одесса стояла у колыбели отечественной авиации. Здесь в начале XX века был создан первый в России аэроклуб, и русские летчики М. Ефимов и С. Уточкин на несовершенных летательных аппаратах первыми в нашей стране поднялись в небо, С 1916 по 1924 год в Одессе жил выдающийся советский конструктор космических кораблей Сергей Павлович Королев. Здесь он начал конструировать планеры, организовал кружки содействия развитию воздушного флота. Ныне одна из одесских улиц носит имя академика Королева.

И вполне закономерно, что названия многих улиц города как бы воссоздают этапы большого пути, пройденного нашей Родиной,— от фанерного аэроплана до межпланетного корабля. Среди этих названий встречаем: Авиационную, Летчиков, Парашютную, Аэронавтов, Спутников, Космонавтов.

Благородный труд советских летчиков — бесстрашных покорителей голубого океана — также запечатлен и названиях улиц, которым присвоены имена первых в мире Героев Советского Союза С. А. Леваневского, М. С. Бабушкина, В. П. Чкалова, Полины Осипенко, Марины Расковой и других.

В наши дни в названиях улиц нашли отклик подвиги советских пилотов-космонавтов — проспект Юрия Гагарина, улицы Валентины Терешковой, космонавта Комарова, проспект Добровольского.

Читать продолжение часть 2.
Материал форума https://odessaforum.in.ua/